Отчёт ученого секретаря К. Е. Горелова о работе Центра Терапии творческим самовыражением Профессиональной психотерапевтической лиги 1 марта 2011 г.

02.03.2011
В первый день весны, 1 марта 2011 года состоялась очередное заседание Центра ТТС ППЛ. Темой профессионального творческого обсуждения стали лекционные материалы известного литературоведа, профессора Российской академии театрального искусства (РАТИ–ГИТИС) Алексея Вадимовича Бартошевича (проект «Академия» телеканала «Культура»).
 
В частности, руководителем Центра ТТС профессором М. Е. Бурно было предложено участвующим в работе семинара попытаться осветить с психотерапевтических позиций феномен имеющегося у современников В. Шекспира горячего интереса к театральным постановкам. В частности, пристального внимания публики к пьесе «Гамлет». Притом, что основной массой зрителей являлась простонародная публика.
 
В вышеупомянутой лекции признанного не только в России, но и в мире шекспироведа — А. В. Бартошевича сообщалось о непростых условиях, в которых проходили театральные представления. О «стоячих» местах в партере, за которые необходимо было заплатить пенс из скудного заработка лондонских бедняков, об отсутствии крыши в театре «Глобус» (на большинство пришедших мог накрапывать дождь), о том, что полом служила земля и т. д.
 
В обсуждении приняли участие врачи, психологи, гуманитарии: К. Е. Горелов, А. М. Кантор, К. М. Мижерова, А. Б. Павловский, Ю. В. Позднякова, В. П. Руднев, Л. А. Тарасенко, Е. А. Тучина и другие участники.
 
Среди ответов звучали разные предположения. Начиная от хрестоматийной психологической интерпретации — «эффекта новизны» театральных постановок, увлекающих публику, как увлекает всё новое. Продолжая предположением о том, что основная часть публики — простые люди низких сословий могли быть увлечены более простыми — «детективными» — конструкциями, которыми изрядно изобилуют пьесы Шекспира, помимо глубокой философской наполненности.
 
О том, что литературное произведение за время своего существования «растёт», «обрастает новыми смыслами», «умножается смыслами». В то же время не исключая, что «высокие» и «тонкие» переживания героев пьес находили отзвук в бесхитростных переживаниях простых слушателей своими качественными характеристиками.
 
Звучали и другие версии — обыкновенный лондонский простолюдин, знающий и читающий Библию, мог быть достаточно подготовлен для того, чтобы прикоснуться к смысловой многогранности «Гамлета».
 
Со многими прозвучавшими версиями, возможно, согласился бы и сам автор лекционных материалов о Шекспире*.
 
Прозвучала версия о том, что типичный национальный английский характер имеет в своей структуре мощный замкнуто-углублённый характерологический радикал, предрасполагающий к богатству внутренних переживаний, что также определяет интерес к прослеживанию сложных движений души героев шекспировских пьес. Данный вариант был особенно поддержан руководителем Центра ТТС как заслуживающий внимания и дальнейших научных поисков. Указанную работу было решено продолжить во время следующей встречи.
 
 

 
* Из интервью А. В. Бартошевича интернет-газете Newslub.ru (от 25 июня 2010 г.). URL: http://www.newslab.ru/article/320801 (дата обращения: 03.03.11)
 
И для этой самой публики писал Шекспир?
— Да, именно для этой примитивной, наивной, глупой и смешной, с нашей точки зрения, публики. (Улыбается.) Но в то же время она была прекрасна, потому что, воспитанная в церкви, она обладала свойством, которым должна обладать всякая публика, — божественной наивностью. То есть искренней верой в происходящее на сцене и умением  слушать... Театр в ту пору был подлинной вселенной. И, кстати, неслучайно театр Шекспира назывался «Глобус».