Канарш Г. Ю. Национальный характер, российская идентичность и демократия

1. Успешность или неуспешность демократии зависит не только от исторических условий, обстоятельств, как полагают многие исследователи, занимающиеся политической историей, теоретической политологией, но в значительной мере — от душевных свойств (характеров) людей, проживающих на данной территории (регион, страна).

2. Два основных противоположных радикала (характерологических «стержня»), выделяемых в современной естественно-научной характерологии — синтонный и замкнуто-углубленный (аутистический). Синтонный (циклоидный, по Э. Кречмеру (см.: Райгородский (ред-сост.), 2009: 240–254) характер — реалистический, естественный, жизнелюбивый. Аутистический (шизоидный, шизотимический у Кречмера (там же: 254–287) — с известной оторванностью от действительности, погруженностью в себя, — на почве идеалистического (в широком смысле) мироощущения.

Аутистичность (не путать с аутизмом) — «самособойность» мышления и чувствования, проникнутая особой аутистической гармонией-логикой (в силу особенной природы, генетики) (см.: Бурно, 2008a: 43–57). (Примеры аутистичности в творчестве: идеалистическое искусство С. Боттичелли, А. Модильяни, А. Рублева, М. Нестерова, абстракционизм Кандинского; идеалистическая философия Канта, Гелеля; психосимволическая проза Г. Гессе, Х. Л. Борхеса, В. Набокова; музыка И.-С. Баха, С. Рахманинова; теория относительности Эйнштейна и мн. др.).

3. Аутистический радикал представлен во множестве вариантов, один из которых особенно выражен на Западе (прежде всего, англосаксонский Запад). Это — особенная, интеллектуально-рациональная аутистичность (в противоположность чувственно-образной аутистичности Дальнего Востока) (там же: 49). Для нее также свойственен прагматизм — особого рода практичность, основанная на концепции (в психологическом, не философском, смысле) (в противоположность неконцептуальной практичности многих русских (см.: Бурно, 2008b: 16–17).

4. Связь либеральной демократии с аутистичностью многих людей Запада (т. е. по существу, национальными душевными особенностями[1]) хорошо показала историк философии Т. Б. Длугач в книге «Подвиг здравого смысла, или Рождение идеи суверенной личности» (см.: Длугач, 2008). Основная мысль здесь в том, что «человек здравого смысла» (он же «автономная», «суверенная» личность) создает демократию в Новое время как способ справиться с социальными конфликтами, свойственными раннему капитализму. Достигается это через систему компромиссов, взаимного уважения прав и т. д. Во всем этом отчетливо видится западный прагматизм как особая психологически-концептуальная практичность (см.: Канарш, 2010).

5. Иные, во многом противоположные западным, душевные особенности, характерны для России (в известном смысле составляют российский национальный характер). В России больше, чем на Западе, людей с материалистическим складом души (русские ближе к циклоидному полюсу Кречмера), но этот материализм в России нередко проникнут природным, конституционально обусловленным[2], переживанием своей неполноценности, «без вины виноватостью», обостренной совестливостью, тревожностью (то, что называется в характерологии дефензивностью, «оборонительностью», и противоположно агрессивности, в широком смысле (см.: Бурно, 2008a: 352–354).

При всех положительных качествах этого характера (открытость, душевное тепло, жалостливость, сострадательность, также — высокие творческие способности (см., напр.: Андреев, 2002: 167–192), на их почве плохо приживается демократия (как и вообще западные политические институты). Главная причина этого — в неупорядоченности русской жизни, проистекающей из отсутствия порядка (а порядок, основанный на законности — непременное условие демократического общества), «порядка как концепции», в душе. (Яркая иллюстрация русской социальной беспорядочности, стихийно-материалистического российского своеволия — «воля вместо свободы», — анархическая ситуация 1990-х гг., блестяще проанализированная социальным философом В. Г. Федотовой (см.: Федотова, 2005: 222–226).

6. Может ли демократия осуществиться в России? Может, но в каких-то иных формах, нежели на Западе (где она обусловлена, как мы сказали, особой, аутистически-прагматической природой западной души, с присущим ей изначальным чувством порядка-гармонии[3]). В России, в силу ее характерологической специфики, демократия (как и социальный порядок вообще) нуждается во внешнем авторитете — будь то сильная государственная власть или жесткие коллективистские структуры (община, артель, сословные или квазисословные корпорации) на горизонтальном и вертикальном уровнях. В этом отношении России ближе практики коллективистской (коммунитарной) демократии (классически-теоретически описанной Ж.-Ж. Руссо в «Об Общественном договоре…»), а не либеральной.

Возможно, социальные практики новой России что-то поменяют здесь[4], но генетически (генотипически) мы имеем дело именно с такими человеческими качествами. Что ни плохо, ни хорошо, но составляет известные наши особенности (национальный характер), которые нельзя не учитывать, особенно тем, кто так или иначе причастен к процессам общественного проектирования (в самом широком смысле), политикам и ученым.

 

Список литературы

Андреев, А. Л. (2002) Национальный менталитет и политика // Андреев А. Л. Политическая психология. М.: Издательство «Весь мир». С. 167–192.

Бурно, М. Е. (2008a) О характерах людей (психотерапевтическая книга). Изд. 3-е, испр. и доп. М.: Академический Проект; Фонд «Мир». С. 43–57.

Бурно, М. Е. (2008b) Профессионализм и клиническая психотерапия // Психотерапия. № 2. С. 16–17.

Длугач, Т. Б. (2008) Подвиг здравого смысла, или Рождение идеи суверенной личности (Гольбах, Гельвеций, Руссо). М. : «Канон+» РООИ «Реабилитация».

Канарш, Г. Ю. (2010) Национально-психологические особенности России и проблема политической модернизации // Меняющаяся социальность: новые формы модернизации и прогресса / Отв. ред. В. Г. Федотова. М.: ИФРАН.

Райгородский, Д. Я. (ред.-сост.) (2009) Типологическая модель Э. Кречмера // Психология и психонализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров. Изд. 5-е, доп. Самара: Издательский Дом «Бахрах-М».

Федотова, В. Г. (2005) Хорошее общество. М.: Прогресс-Традиция. 

 

*Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта "Новый имидж России" (проект №09-03-00780а/Р).


 

[1] Национальный характер — то, что в типичном виде обнаруживает себя у многих в данном народе (а не у всех или большинства), выразительно обнаруживая себя в истории и культуре народа (см.: Бурно, 2008a: 352–353).

[2] Т. е. это не психологический «комплекс неполноценности».

[3] Этот порядок-гармония отчетливо чувствуется и в душе многих российских замкнуто-углубленных людей (которых, однако, в России значительно меньше, чем на Западе), что свидетельствует именно о естественной (конституциональной), а не социальной природе этих качеств.

[4] Многие исследователи, занимающиеся данной проблемой, говорят об изменчивости черт национального характера, однако, с точки зрения естественно-научной характерологии, это касается лишь внешних наслоений, при том что «ядро» характера всегда остается неизменным.