Фридрих II Великий (А. В. Шувалов)

ФРИДРИХ (Friedrich) II Великий (1712–1786), прусский король (с 1740 г.), из династии Гогенцоллернов; военачальник и полководец; провёл ряд реформ в духе просвещённого абсолютизма.

 

«Мы с моим народом пришли к соглашению: они будут говорить, что пожелают, а я буду делать, что пожелаю».

Фридрих Великий.

 

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

(Отец, Фридрих Вильгельм Прусский предавался) «разврату и пьянству, питал без всякой основательной причины страшную ненависть к своей старшей сестре, а также к своему сыну, впоследствии Фридриху Великому. Он заставлял их обоих есть самую отвратительную пищу, в которую он сам при этом постоянно плевал... Известно, что этот король часто имел жестокие приступы мрачного настроения духа и во время одного из них покусился на самоубийство» (Винслов, 1870: 143).

«Отец демонстрировал эксцентричность, граничащую с умопомешательством» (Nisbet, 1891: 206).

(Отец) «При всех европейских дворах смеялись над прусским «солдатом-дураком», великий Вольтер без обиняков называл его вандалом, король Англии Георг II, шурин Фридриха-Вильгельма I, — «фельдфебелем на троне», собственная жена презирала, а старший сын ненавидел» (Фенор, 2004: 8).

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

«После пробуждения ему нельзя было давать нежиться в постели, зевать, потягиваться и протирать глаза. Нет, кронпринц должен вскакивать, бежать к умывальнику, брать мыло и обливаться холодной водой, одеваться быстро и без помощи камердинера! Примечание Фридриха Вильгельма: «Фрица следует научить одеваться и раздеваться быстро настолько, насколько позволяют человеческие возможности»» (Фенор, 2004: 274–275).

«…из-за вспыльчивости характера Фридрих часто ссорился со своим отцом… В 18 лет будущий король убежал из дворца вместе со своим другом фон Кате; когда они были пойманы, последний был казнён, а Фридриха заключили в замок Кюстрин, где он находился до тех пор, пока не согласился подчиниться воле отца» (МЭБ, 2003: 169).

«Кронпринц писал матери, уехавшей на лето: «Я нахожусь в полном отчаянии. Король совсем забыл, что я его сын, и обращается со мной как с последним человеком. Этим утром я, по обыкновению, вошёл в его комнату. Он тут же набросился на меня и самым жестоким образом стал избивать палкой, пока силы его не оставили»… Сын — в отчаянии, его гордость оскорблена, уже не в первый раз он заигрывает с мыслями о самоубийстве» (Фенор, 2004: 282).

«Король одержим был болезнью, которая через шесть месяцев после свадьбы потребовала хирургической операции. Благодаря последней он стал неспособен к койтусу. Король очень стыдился этого и готов был сделать всё, лишь бы его не считали евнухом... Так как мнение, что он оскоплён, могло быть лучше всего опровергнуто половым сношением с мужчинами и женщинами, то он старался таковые сношения выставить, так сказать, напоказ» (Молль, 1907: 141).

«С 22-летнего возраста испытывал только гомосексуальные стремления». (Fuchs, 1903: 729).

«Определённая психопатия» (Ланге, 1928: 20).

«Среди выдающихся людей, защищавших самоубийство, следует поместить Фридриха Великого, который всегда носил с собой скляночку со смертельным ядом и неоднократно в письмах и беседах с друзьями высказывал своё намерение покончить с жизнью, если он убедится в том, что сделался игрушкой судьбы» (Булацель, 1900: 100).

«Как все великие люди, и Фридрих имел свои странности. Он ненавидел новое платье и носил мундир до тех пор, пока на нём делались прорехи, и тогда только, с большим сокрушением, решался с ним расстаться» (Кони, 1997: 511).

«Пишут, что никого в жизни Фридрих не любил, так горячо, как свою суку Альклину, с которой он спал ночью в одной постели. Когда она издохла, он велел похоронить её в той гробнице, которую прежде назначил для себя. В еде он был невоздержан: ел много и жадно, вилок не употреблял и брал еду руками, от чего соус тёк у него по мундиру… Свою одежду он занашивал до неприличия. Штаны его были с дырами, рубаха — порвана. Когда он умер, не могли найти ни одной порядочной рубашки, чтобы прилично положить его в гроб. У короля не было ни ночного колпака, ни туфель, ни халата… Мундира и сапог он не снимал даже дома… Спал Фридрих обычно на очень худой короткой постели с тонким тюфяком и вставал в пять или шесть часов утра». (Рыжов, 1999: 579).

«Венценосный нечестивец осквернял даже святыню могил, возводя мавзолеи своим собакам; он завещал похоронить себя рядом с ними...» (Шатобриан, 1995: 63).

(Входит в перечень великих деятелей, обладавших гиперурикемическим (подагрическим) синдромом) (Эфроимсон, 1998: 134).

 

Психопатологически отягощённая наследственность и дефектное воспитание не могли не наложить свой патологический отпечаток на личность Фридриха II, которая, безусловно, была психопатической. Тем не менее, психические отклонения не помешали (а, может быть, помогли?) королю превратить страну из небольшого государства на севере Германии в крупнейшую европейскую державу.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Булацель, П. Ф. (1900) Самоубийство с древнейших времён до наших дней. 2-е изд. Исторический очерк философских воззрений и законодательств о самоубийстве. СПб: Паровая Типо-Литография барона Криденера.

Винслов (1870) Болезни мозга и души. СПб.: Тип. Ф. С. Сущинского.

Кони, Ф. А. (1997) Фридрих Великий. Ростов-на-Дону: «Феникс».

Ланге, В. (1928) Проблема «гениальности и помешательства» // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 4. Т. 4.

Мировая энциклопедия биографий (2003) В 12 томах / Науч. ред. В. Г. Рапогов; с 9-го тома — Т. К. Варламова. Т. 11. М.: ООО «Мир книги».

Моль, А. (1907) Половые извращения / Полн. пер. с последнего нем. издания д-ра Б. Шехтера. СПб.

Рыжов, К. В. (1999) Все монархи мира. Западная Европа. (Энциклопедия). М.: «Вече».

Фенор, В. (2004) Фридрих Вильгельм I. М.: ООО «Издательство АСТ»; ООО «Транзиткнига».

Шатобриан, Ф.-Р. де (1995) Замогильные записки / Пер. с франц. М.: Изд-во им. Сабашниковых.

Эфроимсон, В. П. (1998) Гениальность и генетика. М.: ИИА «Русский мир».

Fuchs, H. (1903) Richard Wagner und die Homosexualität. Unter besonderer Berucksichtigung der sexuellen Anomalien seiner Gestalten. Berlin: Barsdorf.

Nisbet, J. F. (1891) The Insanity of Genius and the General Inequality of Human Faculty. London: Ward & Downey.