Кьеркегор Сёрен (А. В. Шувалов)

КЬЕРКЕГОР, Киркегор (Kierkegaard) СЁРЕН (1813–1855), датский теолог, философ и писатель; оказал влияние на развитие датской литературы, а в ХХ в. — на экзистенциализм и диалектическую теологию.

 

«Что такое поэт?

Несчастный человек, носящий в душе тяжкие муки, с устами, так созданными, что крики и стоны, прорываясь через них, звучат как прекрасная музыка».

С. Кьеркегор

 

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

(Отец) «человек с тяжёлым и мрачным душевным складом» (Сегалин, 1925: 81).

«Вероятно от отца он унаследовал склонность к меланхолии, которую в ранний период скрывал от себя и от других под маской сарказма и иронии». (Губский, Кораблёва, Лутченко, 1994: 231).

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

«Он был горбатым от рождения, давящее религиозное воспитание в отцовском доме легло в основу его тоскливого темперамента…» (Кьеркегор, 2002: 173).

«Всё воспитание юного Сёрена находилось под определяющим и непрестанным влиянием отца. «С детства, — писал он впоследствии, — я находился во власти невыносимой деспотии... Будучи ребёнком, я подвергался строгому и суровому христианскому воспитанию, говоря по-человечески, безумному воспитанию...» Хилый, болезненный мальчик с искривлённым позвоночником и кривыми тонкими ножками, не оставался в долгу перед насмешниками и обидчиками. Задиристого и язвительного Сёрена отец прозвал «вилкой»... Зачисленный, как и все студенты, в королевскую лейб-гвардию, он через три дня был отчислен из неё по состоянию здоровья...» (В 1840 г. был помолвлен с Региной Ольсен.) «Ровно год спустя нежданно-негаданно для Регины она получила обратно обручальное кольцо с прощальным письмом... Каких только домыслов не высказывали кьеркегороведы для объяснения разрыва! Одни объясняли его импотентностью Кьеркегора, другие сравнивали с жертвоприношением Авраамом своего единственного сына. В литературных произведениях Кьеркегора мы находим некоторые раздумья о браке, которые проливают свет на его экстравагантный поступок». (Он писал) ««...кто в действительности сделался гением, героем, поэтом или святым благодаря девушке, ставшей его женой?.. Благодаря ей он становился лишь коммерческим советником... генералом...отцом семейства». ...В наследство от отца ему осталась крупная сумма, более 30 тысяч ригсдалеров в ценных бумагах, обеспечившая ему не только комфортабельное, расточительное существование до конца жизни, но и позволившая оплачивать издание всех его сочинений. ...работоспособность его поистине поразительна! Его литературная плодовитость неимоверна. Стоя у пульта, он писал и писал, денно и нощно, при свечах до рассвета... Вся жизнь Кьеркегора — своеобразное опьянение литературным творчеством. Сам он сравнивал себя с Шехерезадой, спасавшей свою жизнь сказками, т. е. творчеством... Сатирический журнал «Корсар» (распространявшийся с большим для тогдашнего Копенгагена тиражом в три тысячи экземпляров) сделал Кьеркегора предметом непрестанных карикатур и издевательств... На улицах в Копенгагене Кьеркегора преследовала брань прохожих. Мальчишки с криками «либо-либо»[1] гонялись за ним и швыряли в него камни. Его замкнутость и одиночество ещё более усилились» (Быховский, 1972: 38–46).

«Кьеркегор был похож почти на карикатуру. Под низкой широкополой шляпой виднелась большая голова с темно-коричневыми волосами, голубыми выразительными глазами, с бледно-желтым цветом лица и впалыми щеками со многими глубокими морщинами. Голову он держал, несколько скосив в одну сторону. Спина была немного искривлена. В руках он держал трость или зонт, коричневый сюртук был узким и всегда туго застёгнут, стягивая его худое тело. Слабые ноги неуверенно несли свою ношу» (Schoningh, 1947/48: 358).

«Всю жизнь Кьеркегор чувствовал себя несчастным человеком. Его одолевали меланхолия, ипохондрия, преодолеваемые пароксизмами творческого вдохновения... Множество статей, глав в монографиях и целых книг написано о психопатологии Кьеркегора. Этому посвящено немало исследований психиатров и психоаналитиков. При всех расхождениях в диагнозе все сходятся в том, что перед нами психически больной человек... Каких только анормальностей не нашли специалисты (в кавычках и без кавычек) у датского философа...: и шизофрению, и эпилепсию, и эдипов комплекс, и мазохизм, и нарциссизм, и бессознательный гомосексуализм, но чаще всего — маниакально-депрессивный психоз. Последнего диагноза придерживался и знаменитый датский психиатр Х. Хельвег. По всей вероятности, так и было. Уж очень странный, неуравновешенный, причудливый, эксцентричный человек был Сёрен Кьеркегор... Не только дневники, но и все литературные произведения Кьеркегора — эстетические, философские, религиозные — интровертированы, устремлены на самого себя, обращены внутрь, к собственным переживаниям... Начиная с «Либо-либо», Кьеркегор выступал под десятком различных псевдонимов, притом даже антитетичных (Климакус и Анти-Климакус)... Вопреки нескончаемым сомнениям, одолевавшим Кьеркегора, у него не было сомнения в одном: в своей гениальности... Современники отвергли его. Пренебрежение и даже презрение были его прижизненным уделом... Огромное нервное возбуждение не прошло бесследно. Кьеркегор, потеряв сознание, упал на улице и через несколько дней, отказавшись от причастия, скончался в возрасте 42 лет... Едва ли можно назвать другого философа, личная жизнь и творчество которого находились бы в столь неразрывной, нерасторжимой связи, как у Сёрена Кьеркегора» (Быховский, 1972: 46–47, 49–52, 35).

«Шизоидная меланхолическая личность» (Somogyi, 1936: 153).

«Бионегативная, отягощённая наследственной депрессией личность» (Lange-Eichbaum, Kurth, 1967: 440).

«Детская чистая душа и визионер, безвольный безумец и властитель огненных духов, щепка в жизненном море и фантаст, сочинивший свою вторую, идеальную, жизнь вне времени и пространства... Комплексы, депрессии, мании неотделимы от ажурно-хрупких душ, которые не могут помутнеть — они способны лишь разбиться. Да, это был больной человек: вспышка на похоронах епископа Мюнстера[2], отказ от Регины, вся его жизнь подтверждают это... Воплощение интровертированной гениальности... Его философию породили два незначительных факта его биографии: проклятие Бога отцом и разрыв с Региной. «О, если б мы знали, из каких мелочей складывается тот пустяк, который каждый из нас именует мировоззрением»» (Гарин, 1992: 105, 121, 143, 155).

«Датские (и не только датские) психиатры посвятили Киркегору ряд статей и даже монографий и пришли к заключению, что он страдал параноидной шизофренией» (Виленский, 2002: 205).

 

ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСТВА

(Запись в дневнике от июня 1849 г.) «Как тяжко! Сколь часто говорил я сам себе: подобно принцессе из Тысячи и одной ночи я спасал свою жизнь тем, что длил рассказ, то есть сочинительствовал. Сочинительство и было моей жизнью. Чудовищную тоску, сердечные страдания симпатического свойства — всё, всё мог я преодолеть, если сочинял. Когда мир обрушивался на меня, то его жестокость, кого-нибудь другого подкосившая бы, меня делала ещё более продуктивным. Я забывал абсолютно обо всём, никто и ничто не было властно надо мной, если только я мог писать» (Роде, 1998: 219). 

 

У Кьеркегора оказывается извращённым основополагающее правило, сформулированное ещё мыслителями древности: Primum vivere, deinde philosophari — Сначала жить, а потом философствовать. Это максима подразумевает, что нормальный человек сначала устраивает свою личную жизнь, а потом уже философствует и спорит. Когда эти составляющие меняются местами, то психиатры называют возникающий психопатологический феномен «философической интоксикацией», который очень часто является одним из симптомов шизофрении. В отличие от известной пословицы «В здоровом теле здоровый дух», у Кьеркегора отмечается сочетание больного тела и больной души. Если бы дух философа помещался в здоровом теле, вряд ли он оказался бы способным на подобное творчество. Последовала бы, скорее всего, женитьба с массой неотложных бытовых проблем и т. п. Пожалуй, красивый и физически здоровый гений — персонаж в большой степени мифологизированный. Хотелось бы обратить внимание на уже отмеченную одним из биографов прямую связь интровертированного характера Кьеркегора с интровертированным характером его мировоззрения. Это вполне закономерное сочетание. Патологические черты личности философа в большей степени соответствуют критериям шизоидного расстройства личности.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Быховский, Б. Э. (1972) Кьеркегор. М.: «Мысль».

Виленский, О. Г. (2002) Психиатрия. Социальные аспекты. М.: Издательство «Познавательная книга плюс».

Гарин, И. И. (1992) Воскрешение духа. М.: «ТЕРРА».

Губский, Е. Ф., Кораблёва, Г. В., Лутченко, В. А. (1994) Краткая философская энциклопедия. М.: Изд. группа «Прогресс» — «Энциклопедия».

«Кьеркегор» (2002) // Мировая энциклопедия биографий. В 12 томах / Науч. ред. В. Г. Рапогов. Т. 5. М.: ООО «Мир книги». С. 173–175.

Сегалин, Г. В. (1925) Патогенез и биогенез великих и замечательных людей // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 1. Т. 1. С. 24–90.

Lange-Eichbaum, W., Kurth, W. (1967) Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. München-Basel: Reinhardt.

Schöningh, F. J. (1947/48) Der Buckel Kierkegaards. Hochland, 40. С. 384–386.

Somogyi, J. (1936) Begabung im Lichte der Eugenik. Leipzig und Wien: Deuticke.


[1] Кьеркегор прославился своей работой «Entweder-Oder», 1843 г.

[2] Епископ Мюнстер был другом семьи Кьеркегора. После его смерти философ выступил против покойного епископа со столь резкой критикой, что у правительства требовали запрета публикаций статей Кьеркегора на эту тему.