Естественно-научные исследования творческого процесса
Источник: http://characterology.ru/school-method/Methodics/Burno_ecological_workshop/

Бурно М. Е. Из опыта экологических занятий в Терапии ворческим самовыражением (ТТС)

Мне, психотерапевту-психиатру, приходится работать в ТТС и со здоровыми людьми. Это так называемая в психотерапии — «мастерская» («workshop»). Врачи, психологи, педагоги постигают ТТС в психотерапевтической гостиной (тоже с чаем, свечами, музыкой, слайдами); погружаются в разнообразные наши занятия вместе со мною, ведущим группы, будто они пациенты или здоровые люди с душевными трудностями, словом, люди, которым будут потом в таком духе помогать.

Многолетний опыт этих занятий (и в том числе биологически-экологических занятий) убедил меня в том, что к ТТС с благодарностью тянутся и многие здоровые люди с более или менее сложным переживанием своей неполноценности. Применение ТТС в своей работе педагогами и школьными психологами, начавшееся на Украине, в Одессе, уже более 20-ти лет назад (Ян, Воробейчик, Конрад-Вологина, Поклитар, Унанов, Ян-Веселовацкая, 2003) и в последние годы распространившееся в России, особенно в Сибири (Новокузнецк, Омск), даже побудило меня предложить, например, в нашем коллективном «Практическом руководстве по Терапии творческим самовыражением» (Практическое руководство…, 2003), обозначить область внелечебного применения ТТС словосочетанием «характерологическая креатология» (creatio — созидание, творение (лат.)). Эта научная область отличалась бы от эстетики, изучающей наиболее общие закономерности познания мира (в том числе искусства, природы), прежде всего чувствами, и от эвристики, исследующей тоже наиболее общие закономерности, но не столько душевного переживания, чувства, сколько творческого мышления, — отличалась бы тем, что естественнонаучно проникала бы в конкретные природные особенности творческого характерологического переживания, думания, исходила бы прежде всего из этих природных особенностей в поисках конкретных (характерологических) закономерностей творчества (в самом широком смысле). При этом характерологическая креатология практически помогала бы людям быть творческими самими собою, сообразно своей особенной природе (там же: 501). Однако в этом громоздком названии («характерологическая креатология») не слышится ясно важный и для ТТС здоровых момент, который подчеркивают одесские исследователи — «целебное воздействие на душевное состояние человека». Поэтому, по-видимому, следует оставить пока и для более широкого (не только сугубо лечебного) понимания, применения ТТС прежнее название «Терапия творческим самовыражением». Тем более что Человечество сегодня, как это известно, серьезно нуждается в психотерапии (терапии средствами души). Психотерапией занимаются в мире не только врачи и психологи, но и другие специалисты, в своей профессии изучающие так или иначе душу и получившие дополнительное психотерапевтическое образование (педагоги, социологи, философы, искусствоведы и т. д.). Специалисты занимаются психотерапией теперь со множеством здоровых людей (с людьми, у которых различные душевные трудности, «проблемы»). И толкуется ныне слово «психотерапия» («терапия») не только как лечение, а шире — как «помощь», «уход за душой» (см. об этом в фундаментальной книге европейских исследователей «Психотерапия: новая наука о человеке» (Притц, 1999); редактор-составитель — Альфред Притц, президент Всемирной организации психотерапии, генеральный секретарь Европейской ассоциации психотерапии).

Е. А. Поклитар (2003) наряду с лечебно-профилактической выделяет «гуманитарно-культурологическую ипостась ТТС», сообщает о том, что на основе ТТС «сконструирована усовершенствованная система формирования гармонически развитой личности, обозначенная как Семинар характерологической экологии человека (Семинар ХЭЧ)». Конечно, мне бесконечно дороги все эти одухотворенные усилия одесских специалистов, самобытно работающих в ТТС, развивающих ТТС.

Итак, что же происходит на наших экологических занятиях в ТТС для врачей, психологов, педагогов? Какие основные моменты стараюсь тут высветить для обсуждения? 10 групповых занятий с домашними заданиями (8–12 чел. в группе). Возможны, конечно, и индивидуальные беседы.

1. Прежде всего важно помочь участникам группы отчетливо понять-прочувствовать экологические связи в биологическом мире. Рассказать об этом кратко, но так, чтобы это навсегда проникло в душу. Читаю вслух или пересказываю например, следующее место из книги Питера Фарба «Популярная экология» (Фарб, 1971). «Дарвин обнаружил, что шмели с их длинным хоботком — единственные насекомые, которые способны эффективно опылять глубокие трубчатые цветки красного клевера. Из этого он сделал вывод, что распространенность красного клевера в Англии объясняется обилием шмелей. При этом, ссылаясь на одну из энтомологических работ, он указывает, что чаще всего гнезда шмелей встречаются вблизи городов и деревень, где их меньше разоряют полевки, поедающие личинок и куколок. Почему же в окрестностях городов и деревень мало полевок? Да потому, что там много кошек, которые сильно снижают численность популяций полевок. Один немецкий ученый продолжил это рассуждение следующим образом: если доказано, говорил он, что кошки ответственны за распространенность в Англии клевера — основного корма крупного рогатого скота, а клевер экологически связан с британским морским флотом, поскольку говядина — основная пища моряков, то, следовательно, кошкам принадлежит главная заслуга в том, что Британия является великой морской державой. Следующий шаг сделал Томас Хаксли: он утверждал — отчасти в шутку, — что поскольку кошек в Англии в основном держат старые девы, то британское могущество может быть логически — и экологически — выведено из «кошколюбия» многочисленных английских старушек» (там же: 33). При этом показываю на экране слайды цветущего красного клевера со шмелями-»медвежатами», опыляющими его, слайды полевок, кошек, портрет Дарвина и т. д. Обсуждение этой темы с участниками группы.

2. В ТТС есть конкретная методика терапии творчеством — Терапия творческим общением с природой (Бурно, 1999: 134). В соответствии с первым положением этой методики («существенный минимум знаний о природе») обсуждаем тему эволюции растительного и животного царств и связанное с содержанием этого обсуждения чувство, переживание родства человека с природой. Слайды растений и животных, гербарии, видео-фильмы. Даже в гипнотическом сеансе для тревожно-депрессивных пациентов стараюсь проникновенно говорить о том, то «за окном в каждой ветке тополя, в каждом листике крапивы, в каждой травинке по разветвляющимся сосудам движется сок растения, как в наших жилах наша кровь». «И видится, чувствуется, понимается этот единый план строения всего живого и место свое среди природы. У крапивы кожица, у дерева кора — и у меня кожа. Вот птица сидит на ветке — и тоже смотрит на мир, пусть птичьими, но глазами, дышит, как и мы, что-то ест, чего-то испугалась. И тоже в ней бьется сердце. И родственное чувство к каждой птице, к каждой ветке. Это все Природа, наша мать, из которой мы вышли, и остается ее только пуще беречь. Чувство великого родства с Природой, чувство включенности своей в Природу. Она в нас и вокруг нас. Она во многом мудрее нас, и она нас исцелит» (там же: 213–217). Стремление оберегать, защищать природу, думается, должно исходить прежде всего из этого переживания, чувства родства с природой, в котором природа становится таким дорогим, близким тебе существом, что хочется говорить, писать о ней с большой буквы, что иногда здесь и делаю.

3.  В соответствии с этим же положением об азбуке знаний о природе важно изучить (в ярких, внятных элементах) тех животных, те растения, камни, звезды, что нас окружают. И особенно — исчезающих животных, растения. Знать их имена (имена бабочек, трав и т. д.), хотя бы немного узнать об их сегодняшней жизни, об их прошлом. Рисовать, фотографировать все это и уже пытаться определить свое душевное отношение, например, к веронике дубравной, к ясеню, разным жукам, а заодно — и к неживому: куску Гранита, к Полярной звезде — ко всему, что вместе рассматриваем. Слайды, альбомы, гербарии и т. д.

4.  В соответствии с этим же, первым, положением, знакомимся с некоторыми «механизмами» целебного влияния общения с природой на человека, особенно тревожного. Описал семь таких, часто взаимно проникающих друг в друга «механизмов» в своем предисловии («Психотерапевт Природа») к книге писательницы и педагога Аталии Беленькой «Осторожно ветер из калитки вышел» (Беленькая, 2004). Это: 1) испытываемое многими людьми чувство человеческого в некоторых животных, растениях, даже минералах с вдохновенным смягчением тревоги от такого созвучия (антропоморфизм); 2) смягчение тревоги бесконечным нерукотворным разнообразием Природы (любой найдет в этом разнообразии свое, смягчающее душу — см.: Добролюбова, 1997); 3) чувство-понимание все-таки нечеловеческого в природном человекоподобном (похожем на человека), помогающее, например, не обижаться на природное, как обиделись бы на человека; 4) когда чувствуешь Природу своей матерью, хочется ее и беречь, как мать; 5) природа не обманывает, не ранит душевно; 6) многие, изучая, исследуя природу, сильнее ее по этой причине любят; 7) верующий чувствует в природе звучание Бога, Красоты, Гармонии Космоса (Беленькая, 2004: 13–19). Аталия Беленькая в рассказах, составляющих ее книгу, в сущности, художественно описывает некоторые из упомянутых выше «механизмов». Книга Беленькой, как и моя книга «Больной человек и его кот (психотерапевтическая проза о целебном творческом общении с природой)» (Бурно, 2003) служит пособием в наших экологических занятиях в ТТС.

5. Теперь о главнейшем, соединенным со всеми выше сказанными подготовительными моментами, без которого не было бы в наших экологических занятиях подлинного существа ТТС. Это — второе положение указанной конкретной методики терапии творчеством в ТТС (Терапия творческим общением с природой) — «познание индивидуально-типологического (точнее — характерологического — М. Б.) отношения людей к природе». Это — тема изучения с участниками группы творческого самовыражения элементов характерологии в связи с экологией. Представляя себе, сколько возможно, природу своего характера в сравнении с другими характерами, мы легче находим именно свою дорогу к природе, свою радость общения с ней, свою тревогу за нее, свои экологические переживания. Это неповторимое свое тем не менее имеет общие свойства, созвучно отношению к природе известных писателей, художников, композиторов, на которых в серьезной мере похож своим характером. Вот несколько примеров. Характерологически-синтонное переживание природы сказывается естественным теплым светом, радостным или грустным полнокровием без истинных символов, как видится-чувствуется это у Пушкина, Тургенева, Тропинина, Поленова, Левитана, Глинки, Бородина. Авторитарно-напряженное отношение к природе — хозяйски-заботливое, нередко с внимательной любовью к природным деталям (Шишкин, Виктор Васнецов, Салтыков-Щедрин). Тревожно-сомневающееся (психастеническое) переживание природы — мягко-антропоморфистское, нередко с тревожной, сочувствующей нежностью (Чехов, Дарвин, Клод Моне, у которого даже стога сена — как тревожно-грустные люди). Демонстративное (истерическое) отношение к природе — чувственно-картинное, красиво-холодноватое, порою пряно-оживляюшее душу (Марлинский, Семирадский, Бунин). Аутистическое (шизоидное) переживание природы — часто символическое или сновидное, а то и сновидно-символическое, поскольку аутист природой своей чувствует подлинную реальность как изначально духовное, космическое движение. Изначальный Дух правящий миром, он, конечно же, не способен изобразить как живое реалистически-материальное полнокровие. Это для творцов реалистического (материалистического) склада души природа-материя, живое, полнокровное тело есть, как они чувствуют, подлинная реальность, источник духа. Символическое изображение природы видится, например, у Матисса, Рериха, Кента, Байрона, Сарьяна, Гессе, Шостаковича, Шнитке. Сновидное — у Боттичелли, Вермеера, Борисова-Мусатова. Часто сновидная символичность сохраняет реалистические формы, т. е. она может быть реалистоподобной. Тем не менее чувствуем в этой «реалистичности» подсвеченность всего земного невидимым изначальным духом (Лермонтов, Тютчев, Нестеров, Ахматова, традиционная японская живопись, Григ). У людей с полифоническим характером в душе живет одновременно предрасположенность и к аутистическому (идеалистическому), и реалистическому (материалистическому) мироощущениям, что сказывается и в их аутистически-материалистическом переживании природы. В творческих произведениях таких людей по причине «расколотого» мироощущения нет ни подлинной символики, ни подлинной сновидности, ни подлинной реалистичности. Все это, и особенно реалистичность (материалистичность), здесь слишком сгущено, трагически тяжеловато (гиперреалистичность до мертвоватости — сказочной или зловещей): Босх, Дали, Врубель, Пикассо, Малевич, Филонов, Гоголь, Кафка, Булгаков, Вагнер, Скрябин.

Указанные выше пять основных моментов-тем для обсуждения на наших занятиях помогают участнику экологической группы в ТТС прийти к своему, свойственному природе своего характера экологическому мироощущению через свое отношение к природе, свою любовь к ней, свой смысл своих отношений с природой. Так, Аталия Беленькая в указанной выше книге, в рассказе «Дом и его домочадцы» (Беленькая, 2004: 182–189), по необходимости, с сожалением-печалью разрушает архитектурно-красивейшее осиное гнездо, найденное случайно на балконе в старой детской коляске. В гнезде — осиные дети, а взрослые, недалеко, за полуистлевшими газетами, напряжены злостью, готовы драться, защищать детей; «бесподобная красота и тонкость и лютая злобность». «Конечно, смогу их победить, но они ведь по-своему правы». Для поэта и ученого Юрия Линника, в соответствии с иной природой его души, насекомые — иное, космическое: «Это наша Земля! — здесь на крыльях павлиньего глаза / При желании можно другие миры увидать» (Линник, 1987: 222).

Но как бы ни чувствовал по-своему человек Природу природой своей более или менее сложной души, он способен по-своему проникнуться главнейшим: мы глубинно связаны с растениями, животными, минералами в экологическое волшебное единство и, неумело распоряжаясь природой, издеваемся над собою. А это «по-своему» (это творчески)помогает нам сильнее-острее чувствовать-понимать главнейшее.

Случается, новичок говорит мне: «Ничего я не чувствую к природе. Она меня даже раздражает тем, что ей нет до меня дела. Будь то бабочка, одуванчик, береза. Им все равно — умру я сейчас или нет, больно, грустно мне или я весел. Этого, конечно, не скажу про свою собаку, но собака член нашей семьи, она — как получеловек, не чувствую ее природой». «Да, верно, — обычно отвечаю я в таких случаях, — дикой природе нет дела до нас, я тоже в природе Бога не чувствую, не тот у меня характер. Но, во-первых, мы с Вами, как убеждены, вышли из природы и мы, стало быть, тоже, в серьезной мере, есть природа. А во-вторых, и это главное, мне-то есть дело до природы — в том смысле, что она чудесно помогает мне в общении с нею чувствовать себя собою. Когда в этом общении явственно, по-своему, ощущаю-переживаю, понимаю что-то природное как созвучное, родное мне самому (этому способствует изучение своего, характерологического, отношения к природе), возникает в душе свет самособойности. Этот свет есть творческое вдохновение. Оно теснит тягостную кашу неопределенности в душе, то есть мое дурное настроение. Яснее вижу теперь себя, свой путь в жизни, свою Любовь и свои Смысл. Это, конечно, может случиться и в какой-то иной живой творческой работе (пишу, фотографирую), может случиться в творческом общении с произведениями литературы, искусства, науки. Но в общении с природой у меня, как и у многих людей, вдохновенно-просветленная встреча с собою случается особенно легко. Может быть, этим возможно отчасти объяснить и то, что, старея, мы трогательнее, острее чувствуем природу, хочется быть ближе к ней, вместе с ней. Хочется, например, умирая, смотреть на любимую бегонию в горшке у изголовья. Может быть, перед тем, как взять меня в себя, Природа, эта бегония, например, осветит мне душу, и уйду, успокоившись, самим собою, а не кашей-размазней, пропитанной болью и страхом. Как же мне не благодарить Природу? Как не беречь, пока могу?»

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Беленькая, А. С. (2004) Осторожно ветер из калитки вышел… Этюды о природе и человеке. М.: Альфа-М.

Бурно, М. Е. (1999) Терапия творческим самовыражением. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга.

Бурно, М. Е. (2003) Больной человек и его кот: психотерапевтическая проза о целебном творческом общении с природой. М.: Приор-издат.

Добролюбова, Е. А. (1997) Полифоническая детскость и терапия творческим самовыражением // Клиническая психотерапия и феноменологическая психиатрия. Консторумские чтения. Прил. к Независимому психиатрическому журналу. М. С. 21–22.

Линник, Ю. В. (1987) Параллельная вселенная: Этюды о жизни насекомых. Петрозаводск: Карелия.

Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением. (2003) / Под ред. М. Е. Бурно, Е. А. Добролюбовой. М.: Академический Проект, ОППЛ.

Притц, А. (1999) Психотерапия — новая наука о человеке / Пер. с нем. М.: Академический Проект.

Фарб, П. (1971) Популярная экология / Пер. с англ. М.: Мир.

Ян, В. И., Воробейчик, Я. Н., Конрад-Вологина, Т. Е., Поклитар, Е. А., Унанов, Т. А., Ян-Веселовацкая, Я. В. (2003) Экологическое воспитание учащихся в рамках занятий в группах творческого самовыражения // Актуальнi проблеми екологiчної освiти i виховання. Одеса: Мiн. освiти i науки України. С. 50–52.