Орлова Т. В. Применение элементов Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно (ТТСБ) в психотерапевтической работе с пациентами, страдающими распространенными формами злокачественных новообразований

Для пациентов, страдающих злокачественными новообразованиями, вступление их в фазу генерализации опухолевого процесса является тяжелейшим жизненным кризисом. Психологическая адаптация больных к реалиям терминального периода их болезни происходит в соответствии с присущим каждому человеку его основным природным характерологическим радикалом — синтонным, психастеническим, эпилептоидным, демонстративным, аутистическим. Каждый характер имеет свои приспособительные формы психологической защиты, знание которых помогает клинически индивидуализировать психотерапевтическую помощь этому контингенту больных. Работа с данной категорией пациентов проводится с применением элементов Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно (ТТСБ).

ТТСБ — российский клинико-психотерапевтический метод, работающий в поле терапии духовной культуры, имеет в своей основе креативный психотерапевтический механизм, но отличается от других психотерапевтических методов своим естественно-научным мироощущением.

Сущность метода состоит в том, что пациенты, имеющие тягостное переживание своей неполноценности, в индивидуальных встречах с онкологом-психотерапевтом, в групповых занятиях изучают элементы характерологии, клинической психотерапии, чтобы лучше понять себя и других людей, научиться творчески выражать себя согласно своим природным особенностям.

Посильное изучение с онкологическими пациентами их природной уникальности, проявляющейся в рамках характера, способствует их самовыражению в неповторимом творчестве, что просветляет и смягчает последние дни и месяцы их уходящей жизни, способствует облегчению психологического компонента тяжелых соматических симптомов.

 

Целью паллиативной помощи, согласно определению Всемирной организации здравоохранения, является достижение как можно более высокого качества жизни больных и их семей, столкнувшихся с трудностями уносящего жизнь заболевания, путем предотвращения страданий и избавления от них (Чиссов, Дарьялова, 2000).

  О высоком качестве жизни терминального больного говорят, если у него сохраняется или хотя бы время от времени появляется чувство субъективного удовлетворения, которое он продолжает испытывать даже в ситуации прогрессирующего заболевания, заканчивающегося смертью (Новиков, Чиссов, Модников, 2004a, 2004b). Необходимыми условиями для этого являются:

— возможность постоянной поддержки от семьи и близких;

— доступность профессиональной помощи, направленной на облегчение социальных, психологических и духовных проблем пациента;

— ранняя диагностика, тщательная оценка и лечение боли и других тягостных симптомов (Биктимиров, 1999; Володин, 2007; Новиков, Чиссов, Модников, 2004b; Шахгильдян, Беляева, 2007).

Чрезвычайно важным для поддержания высокого качества жизни тяжелого больного является обращение с ним с учетом его природных характерологических особенностей. Такое взаимодействие с пациентом создает благоприятные условия для сохранения у него ощущения самоидентичности и психической автономности, что способствует облегчению психологического компонента тяжелых соматических симптомов в терминальный период заболевания, делает их более доступными медикаментозному воздействию (Бурно, 2006; Гнездилов, 2002; Зорза, Зорза, 1990).

Высокое качество жизни семьи больного означает присутствие у ее членов ощущения, что для близкого человека ото дня ко дню, от часа к часу делается все возможное и нужное ему. Конечно, приходится делать поправку на нашу российскую, славянскую дефензивную ментальность, с наличием которой связаны частые тревожные сомнения родственников — действительно ли они и медики делают все необходимое для облегчения страданий больного? Дефензивность (от лат. «defenso» — оборона, защита) понимается в клинической медицине как свойство психики, противоположное агрессивности, авторитарности, и имеет в своей основе природную склонность к неуверенности, тревожным сомнениям. Дефензивность является основной чертой российского национального характера и в выразительном, типичном виде присутствует у многих в нашем народе, большинство же людей России имеют хотя бы некоторую склонность к тревожному переживанию своей кажущейся несостоятельности, ощущению недостаточной компетентности в различных сферах жизни (Бурно, 2005).

Для обеспечения высокого качества жизни как самого больного, так и его семьи, специалистам паллиативной медицины, в числе прочих профессиональных навыков, следует иметь представление об основах характерологии, что дает возможность глубоко и точно предугадывать все возникающие потребности больного, эффективно облегчать психологический компонент боли и других хронических симптомов, способствовать улучшению взаимопонимания в семье. Эта насущная необходимость различения характеров больных уже давно обнаруживалась в работах отечественных врачей — Лурии Р. А., Василенко В. Х., Ганнушкина П. Б., Личко А. Е., Гнездилова А. В. и др. (Бурно, 2006; Гнездилов, 2002). В настоящее время представляется очевидным, что бережно сохраняемая личность человека с присущими ей, согласно доминирующему характерологическому радикалу, видами психологических защит, дает ему возможность благоприятного переживания жизненных кризисов, в том числе связанных с изменениями состояния здоровья. В случае паллиативной медицины это означает совладание больного с тяготами периода терминальной болезни.

В паллиативной медицине под совладанием понимают возможность наилучшей физиологической, психологической, социальной и духовной адаптации пациента к реалиям тяжелой болезни, имеющей неблагоприятный ближайший прогноз, приспособление к жизни под «камнепадом» потерь — здоровья и телесной красоты, ограничений возможности учебы и работы, ухода за собой и т. д. При быстром ухудшении самочувствия, возрастании зависимости от окружающих лишь сохранение у человека ощущения, что он остается самим собою — таким, какой он есть по своей природе, позволяет ему быть активным участником последнего периода своей жизни. Напротив, шаблонно — заботливый, унифицированный подход способен подогревать бурлящую в душе больного эмоциональную «кашу» тревог и страхов. Длящаяся тягостная сумятица чувств резко снижает адаптивные способности человека и способна уничтожить его личность раньше физической смерти (Биктимиров, 1999; Гнездилов, 2002).

По нашим наблюдениям, характерологический подход к больному способствует достижению адекватного медикаментозного обезболивания и облегчает терапию других симптомов терминального периода болезни — одышки, тошноты и рвоты и т. д.

Вовлекая пациентов в целительное психотерапевтическое взаимодействие, мы объясняем им и родственникам, что анатомические пути распространения и идентификации боли имеют сложное строение. Пусковым моментом для возникновения боли является стимуляция специфических нервных окончаний в поврежденных тканях организма. Сигналы от них идут по нервным волокнам, проходящим через спинной мозг, и передаются через подкорковые структуры к головному мозгу. Лишь после обработки импульсов корой головного мозга человек может начать ощущать боль. Созвучная характеру человека психическая деятельность обеспечивает формирование в коре головного мозга очага положительного возбуждения. Это способствует отвлечению энергии от конечного анализатора болевой рефлекторной дуги, на которую поступает с нижних ее этажей информация о боли. Импульсация в соответствующем участке коры головного мозга уменьшается, соответственно, ослабевает ощущение боли. Аналогичным образом происходит смягчение любой другой симтоматики (Чиссов, Дарьялова, 2000).

В доступных для ослабленных соматических пациентов формах мы изучаем с ними основные типы характеров, из которых наиболее четко очерченными и часто встречающимися являются:

— синтонный (сангвинический, циклоидная акцентуация — по А. Е. Личко);

— напряженно-авторитарный (эпилептоидная акцентуация);

— демонстративный (истерическая акцентуация);

— тревожно-сомневающийся (психастеническая акцентуация);

— замкнуто-углубленный (аутистический, шизоидная акцентуация) (Бурно, 2006; Бурно, 2005; Практическое руководство…, 2003).

 На примерах творчества великих художников, поэтов, композиторов совместно с пациентами мы обнаруживаем, что в основе аутистического (от греч. «autos» — сам) характера лежит идеалистическое мироощущение — глубинное чувство первичности Духа, его определенной самостоятельности, независимости от Материи. Тело людьми такого характера ощущается как временное вместилище для вечного и бесконечного Духа, который всегда был, есть и будет.

В основе других характеров (синтонного, эпилептоидного, истероидного, психастенического) лежит реалистическое мироощущение, естественным образом проявляющееся в творчестве людей с соответствующей характерологической почвой. Такие люди совершенно определенно чувствуют первичность Материи по отношению к Духу. Дух здесь ощущается производным Материи — тонкой психической субстанцией, не существующей без тела и исчезающей вместе со смертью тела.

Мы обнаруживаем, и это имеет соответствующее подтверждение в литературе, что каждый характер имеет свои преобладающие формы психологической защиты. Наиболее часто встречаются следующие из них:

— вытеснение;

— деперсонализация;

— рационализация.

Знание природных защит различных характерологических радикалов позволяет окружающим снижать у пациента уровень стресса до приемлемого путем их поддержания в случае необходимости (Бурно, 2005).

Естественно, с деонтологической точки зрения как в беседах с больными и родственниками, так и в медицинской документации используются характерологические термины без психиатрических корней:

— не циклоидная акцентуация, а синтонный характер;

— не эпилептоидная акцентуация, а напряженно-авторитарный характер;

— не истерическая акцентуация, а демонстративный характер;

— не психастеническая акцентуация, а тревожно-сомневающийся характер;

— не шизоидная акцентуация, а замкнуто-углубленный характер.

Психотерапевтическая работа с онкологическими пациентами, имеющими распространенные формы злокачественных новообразований, строится соответственно природным особенностям выявляемых у них характерологических радикалов.

СИНТОННЫЙ ХАРАКТЕР (ЦИКЛОИДНАЯ АКЦЕНТУАЦИЯ)

Мироощущение — реалистическое.

Эмоциональная сфера — круговые колебания настроения от печали к радости, постоянный естественный сплав этих противоположных чувств; высокая внушаемость.

Преобладающая психологическая защита — вытеснение.

Телосложение — нормостеническое или гиперстеническое, со склонностью к полноте (пикническое — по Э. Кречмеру).

Помощь — настроение можно легко качнуть в сторону радости позитивным воздействием на те или иные органы чувств.

Примеры творчества синтонных людей: художники Тропинин, Рембрандт, Рафаэль, поэты Пушкин, Асадов.

Особенности работы с синтонными пациентами — уверенное предоставление им краткой научно-лечебной информации, эмоционально-подробное, юмористически-мягкое, жизнеутверждающее взаимодействие с ними, терапия «прикосновением», активная и пассивная гимнастика, массаж в сочетании с ароматерапией, музыкотерапия, использование приемов Терапии творческим самовыражением Бурно (ТТСБ) (Бурно, 2006; Бурно, 2005; Практическое руководство…, 2003).

ТТСБ — это авторский метод клинической психотерапии, помогающий пациентам с расстройствами настроения проникнуться осознанным чувством своего характерологического, общественно-полезного своеобразия с целью пробуждения свойственного природе их души творчества. Для тяжелых соматических больных, находящихся преимущественно в астено-депрессивных состояниях разной степени тяжести — с выраженной тревогой или без нее, используются простые, не напрягающие их приемы ТТСБ: творческое общение с Природой с просьбой найти на фотографиях близкий душе пейзаж и рассказать об этом своем выборе (или просто указать на это близкое рукой, если речь отсутствует, как это бывает у стомированных пациентов с опухолями гортани или у больных с опухолями головного мозга); выбор созвучного из наборов камней, раковин, цветов в горшках, в букете, в гербарии, на фотографиях и рисунках в книгах, а для более соматически крепких пациентов — прогулки в больничном дворе с рассматриванием-изучением встреченных растений, насекомых и птиц, нахождением на это своего отклика в душе; вспоминание строчек стихов из детства и юности с выбором любимых из них; выбор из коллекции хорошо знакомых репродукций картин тех, которые, «если бы был художником, именно так бы и нарисовал», с выражением своего отношения к этим картинам; устные (редко — письменные из-за отсутствия сил) рассказы о себе, своем детстве, семье с выражением в них своего отношения к тому, что было и происходит сейчас; творческое рисование или лепка на тему того, о чем вспоминает душа. Благотворное оживление эмоциональной и ментальной сфер личности больного во время кажущегося совсем простым сравнения разного с выбором созвучного происходит за счет совершающейся при этом работы его индивидуальности, которая при этом начинает светиться, рождая целебный свет творческого вдохновения в душе. Это состояние творческого вдохновения помогает человеку проникнуться смыслом своей жизни, своего предназначения в ней, почувствовать то важное, что ему хочется, следует и возможно делать сейчас, хотя он и находится в тисках неисцелимой прогрессирующей болезни.

При работе с синтонными пациентами следует стремиться усилить свойственное им переживание радости жизни, предоставляя им яркие зрительные, вкусовые и тактильные ощущения, предлагая им на выбор реалистические яркие пейзажи, картины синтонных художников (Тропинина, Поленова, Рембрандта), расспрашивая их о цветах дома и на даче, домашних животных, рецептах приготовления любимых блюд, о проявлении их любви к детям и внукам, о памятном из времен молодости.  Психологическая защита в виде выраженного вытеснения проявляется у синтонных людей в полном или частичном исключении из сознания желаний, мыслей и чувств, вызывающих тревогу, и этим всегда можно пользоваться, легко отвлекая их от тяжелого обращением к сфере позитивных ощущений.

Пациенты с синтонным характером в силу своей природной теплой отзывчивости легко вступают в контакт с персоналом и с соседями по палате, находя облегчение тревоге о себе в практической заботе о тех, кому приходится еще хуже. Здесь им, правда, из-за их высокой впечатлительности часто приходится напоминать, что состояние других пациентов непосредственно к ним отношения не имеет — у тех свои болезни и свои особенности их протекания.

НАПРЯЖЕННО-АВТОРИТАРНЫЙ ХАРАКТЕР (ЭПИЛЕПТОИДНАЯ АКЦЕНТУАЦИЯ)

Мироощущение — материалистическое.

Когнитивная и эмоциональная сфера — свойственная им прямолинейности мышления и чувствования, всегда более или менее агрессивная (авторитарная напряженность).

Психологическая защита — вытеснение высокой степени выраженности.

Телосложение — часто атлетическое, с солидной мышечной массой.

Помощь — в сохранении собственного максимального контроля над ситуацией, возможности не только обслуживать себя, но и кого-либо опекать.

Примеры творчества людей с авторитарным характером: художники Суриков, Верещагин, Кустодиев, писатели Лев Толстой, Достоевский, Салтыков-Щедрин.

Особенности работы с этими пациентами — предоставление им авторитетной научной (при необходимости — наукообразной, вызывающей у них сильное уважение своей значительностью) информации о заболевании и проводимом лечении (Бурно, 2005), нахождение форм общественно-полезного претворения в жизнь их авторитарности, свойственного им природного стремления к власти, изучение с ними элементов характерологии с поиском положительного в людях, отличающихся от них, не согласных с ними в чем-либо. Приемы ТТСБ, пробуждающие целительный свет вдохновения в душе напряженно-авторитарного ослабленного пациента, могут быть следующими: предложение им на выбор картин художников эпилептоидного характера (напряженно-солидного Кустодиева[1], воинственного Верещагина, сердито-авторитарного Сурикова), побуждение к рассказам о том, как они хорошо и правильно организовали быт семьи, как много сделали полезно-важного на работе, приведя там все в порядок. Напряженно-авторитарные больные охотно срисовывают понравившиеся им детали картин, находя в этом некое удовлетворение своей тяги к мощному участию в жизни, своему чувству хозяина. Эти пациенты спонтанно становятся «старостами» палат, опекая новичков и ослабленных пациентов или внушительно привлекая к помощи медицинский персонал при недостатке собственных физических сил.

В силу свойственной им прямолинейности мышления с выраженной вытеснительной психологической защиты эти мужественные больные обычно до конца противостоят своей болезни, чрезвычайно ценя сохраняющуюся в максимальной степени возможность самообслуживания и контроля над ситуацией.

ДЕМОНСТРАТИВНЫЙ ХАРАКТЕР (ИСТЕРОИДНАЯ АКЦЕНТУАЦИЯ)

Мироощущение — материалистическое[2].

Эмоциональная сфера — неустойчивость, капризность чувств, пылкая образность, стремление всегда быть в центре внимания.

Психологическая защита — вытеснение высокой степени выраженности.

Телосложение — грацильное, от миниатюрного до нормостенического, жесты часто преувеличены из-за склонности к позированию.

Помощь — максимальное внимание окружающих, постоянное подчеркивание всего положительного, относящегося к больному.

Примеры творчества людей с демонстративным характером: художники Брюллов, Энгр, писатель Бунин, поэт Северянин.

Особенности работы с демонстративными пациентами — обучение их позитивному, общественно-полезному самовыражению с привлечением насущно-необходимого им для психологического комфорта внимания людей: использование их помощи в организации концертов в отделении, литературное чтение или чтение ими духовных книг для соседей по палате, не имеющих сил читать, рисование для выставки в отделении, использование в психотерапевтической работе с ними приемов ТТСБ — предложение им выбора из ярких, почти театральных картин художников со сходным мироощущением (Брюллов, Семирадский, Энгр), репродукций прославляющих самое себя роскошных цветов, побуждение к рассказам об их необыкновенных достижениях и переживаниях, происходивших с ними. При взаимодействии с ними важен выраженный эмпатический отклик.

ТРЕВОЖНО-СОМНЕВАЮЩИЙСЯ ХАРАКТЕР (ПСИХАСТЕНИЧЕСКАЯ  АКЦЕНТУАЦИЯ)

Мироощущение — материалистическое.

Эмоциональная и когнитивная сферы — природная тревожность, дефензивность, чувственная приглушенность с высокой компенсаторной аналитической работой мысли.

Психологическая защита — деперсонализация.

Телосложение — склонность к лептосомному (от греч. «leptos» — узкий) телосложению с некоторой нескладностью движений.

Помощь — предоставление подробной научно-лечебной информации, оживление их природно-вялой деятельности органов чувств с помощью приемов ТТСБ.

Примеры творчества людей с психастеническим характером: художник Клод Моне, писатели Чехов, Белинский, поэт Баратынский.

Психологическая защита в виде деперсонализации означает выключение у человека способности остро тревожиться и переживать в ситуации стресса, не чувствовать сильно вероятность беды, что следует использовать в работе с психастеническими пациентами. Чувственная блеклость, которая свойственна им в силу природной жухлости подкорки, имеет следствием высокую компенсаторную мыслительную работу с постоянным умственным анализом происходящего. Из-за неуверенности в своих чувствах психастеники склонны к робости, застенчивости, стеснительности, нерешительности, тревожным сомнениям, имеют ранимое самолюбие.

Особенности работы с этими пациентами — терпеливая и уважительная забота о них, серьезное научное (в доступной для них форме) объяснение их состояния, проводимых лечебных мероприятий. В разъяснениях должна чувствоваться возможность значительного улучшения самочувствия, даже если это не совсем соответствует действительности. Оживление их вялой чувственной сферы следует проводить с помощью приемов ТТСБ: здесь способно целительно помочь творческое общение с природой, в которой они склонны видеть созвучное их человеческому — задушевные, говорящие нежным языком пейзажи, фотографии похожих на людей неагрессивных животных, прелестных своей скромностью растений, предложение выбора созвучного из набора репродукций картин художников с дефензивным материалистическим мироощущением (Клод Моне, Поленов, Тропинин), прослушивание и обсуждение отрывков из созвучных им произведений литературы (Чехов, Баратынский). Пациентов с психастеническим характером, которые часто тяготятся своей нерешительностью, несобранностью, неопределенностью чувств, следует обучать бережному отношению к своему исследовательскому, проверяющему характеру. Они охотно откликаются на просьбы вести дневники наблюдения за своим самочувствием при подборе лекарственных препаратов, исследуя свои реакции на терапию, особенно если им разъяснено, что это делается не только для контроля за их состоянием, но также с целью использования этих сведений в практике лечения других больных.

ЗАМКНУТО-УГЛУБЛЕННЫЙ ХАРАКТЕР (ШИЗОИДНАЯ АКЦЕНТУАЦИЯ, АУТИСТЫ)

Мироощущение — идеалистическое.

Эмоциональная и когнитивная сферы — ощущение как подлинной реальности мира изначального Духа, концептуально-теоретическое мышление и чувствование, склонность к символике, философичности, частая врожденная аккуратность.

Психологические защиты — рационализация, вытеснение.

Телосложение — нередко — лептосомное, с особой «прозрачностью» тела без его полнокровности.

Помощь — в обнаружении проявлений Красоты и Гармонии в окружающей действительности.

Примеры творчества людей с аутистическим характером: художники Модильяни, Борисов-Мусатов, Боттичелли, писатели и поэты Пастернак, Лермонтов, Тютчев, Ахматова, Блок.

Даже у детей с аутистическим характером нет обычной зависимости от взрослых, чувствуется удивительное присутствие потаенно-внутренней жизни, связанной с их определенной природной самостоятельностью, независимостью «Я» от внешних воздействий и событий.

Особенности работы с этими пациентами состоят в организации пространства их пребывания в соответствии с присущим им видением Красоты, возможности эмпатического присутствия с ними в периоды их духовных переживаний. Для людей с замкнуто-углубленным характером свойственны размышления и вопросы: «откуда я и куда иду?», «что будет после смерти?», обнаружение знаков, посланий Духа, который ощущается ими тем яснее, чем тела остается меньше. Пациенты с аутистическим характером природно-естественно склонны к глубокой религиозности, которая очень способствует смягчению тревожно-депрессивных проявлений терминального периода болезни. Оживлению индивидуальности пациентов с замкнуто-углубленным характером способны помочь приемы ТТСБ с предложением им выбора созвучного из произведений фотографов с идеалистическим мироощущением — с такими видами природы или даже ее небольшими предметами, на которых лежит печать их принадлежности к Великому Целому, в созерцании совершенной природной гармонии которых находит пищу их врожденное чувство красоты, склонность к эстетической символике; просматривание репродукций картин художников с аутистическим характером или с выраженным аутистическим радикалом (Рублев, Модильяни, Врубель) с обнаружением в них созвучного себе.

Психологическая защита в виде рационализации обеспечивает логическое объяснение тяжелого и трудного в рамках внутренней концепции мира аутиста, одной из основных черт которой является ощущение бессмертия своей личности, ее неразрывной связи с вечным и бесконечным Духом. Вытеснительная защита у пациентов аутистического характера может также присутствовать. Пребывание в палате сосредоточенного на своих внутренних светлых переживаниях замкнуто-углубленного пациента, который всем своим существом чувствует присутствие иного измерения — близкого ему мира Божественной или Природной Гармонии, успокаивающим образом действует на пациентов, имеющих материалистическое мироощущение, в силу их впечатления, что «уж если есть кто-то в виду смерти спокойный, знающий непреложно, что все с нами будет хорошо и мы попадем в любящие руки Высших Сил, значит есть в этом что-то значительное, и надобно ему верить в этом».

Таким образом, клинически-прочувствованное изучение с пациентом природных особенностей его личности позволяет выявить присущий ему характер. Это дает возможность осознанного применения элементов Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно (ТТСБ) с целью стимуляции природных путей преимущественной нервной импульсации в центральной нервной системе. Достигающееся при этом оживление индивидуальности, ощущение себя неповторимым самим собою с возможность посильного творческого самовыражения способно поддерживать в центральной нервной системе целительные очаги положительного возбуждения, лишающие энергии высшие отделы рефлекторных дуг тяжелых физических симптомов. Улучшение состояния при этом достигается также за счет наступающей активизации психологической, социальной и духовной сфер жизни пациента. Характерологический подход к пациенту ускоряет прохождение им фаз психологической адаптации (Биктимиров, 1999; Перриш-Хара, 2000) с достижением фазы принятия реальности — именно в том ее виде, который определяет ведущий характерологический радикал с его преимущественной психологической защитой.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Биктимиров, Т. З. (1999) Медико-психологические и социокультурные основы онкологической клиники и паллиативной медицины. Автореф. дисс. … д-ра мед. наук. СПб.

Бурно, М. Е. (2006) Клиническая психотерапия. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Академический проект; Деловая книга.

Бурно, М. Е. (2005) О характерах людей. М.: Академический проект.

Володин, Б. Ю. (2007) Психоонкология: Общие и частные вопросы / под ред. д. м. н., проф. С. С. Петрова, д. м. н., проф. Е. П. Куликова. Рязань.

Гнездилов, А. В. (2002) Психология и психотерапия потерь. СПб.: «Речь».

Зорза, Р., Зорза В. (1990) Путь к смерти. М.: Прогресс.

Новиков, Г. А., Чиссов, В. И, Модников, О. П. (2004a) Курс лекций по паллиативной помощи онкологическим больным. М. Т. I.

Новиков, Г. А., Чиссов, В. И, Модников, О. П. (2004b) Курс лекций по паллиативной помощи онкологическим больным. М. Т. II.

Перриш-Хара, К. У. (2000) Смерть и умирание: новый взгляд на проблему. Институт общегуманитарных исследований. М.

Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением. (2003) / под ред. М. Е. Бурно, Е. А. Добролюбовой. М.: Академический Проект, ОППЛ.

Чиссов, В. И., Дарьялова, С. Л.. (2000) Избранные лекции по клинической онкологии. М.

Шахгильдян, В. И., Беляева, В. В. (2007) Паллиативная помощь при ВИЧ/СПИДе. М.


[1]Кустодиев — художник с синтонным (сангвиническим) характером, у которого есть выразительные изображения людей авторитарно-напряженного склада (напр., русских купцов). (Прим. Ред.)

[2]Часто, но не всегда. Мироощущение демонстративных (как и вообще многих инфантильно-ювенильных людей) может меняться по обстоятельствам. (Прим. Ред.)


Опубликовано в: Психотерапия. — 2009. — №1. — С. 32–37.