Поклитар Е. А. Человек достроенный и Терапия творческим самовыражением

Почти в одночасье в Украине и в России вышли в свет две публикации по соприкасающимся проблемам — «Избранные материалы Одесского центра Терапии творческим самовыражением» (Избранные материалы…, 2005) и статья И. М. Фейгенберга «Человек Достроенный и биосфера» (Фейгенберг, 2006). В своем исследовании И. М. Фейгенберг вопреки существующему научному представлению о том, что развитие культурного человека управлялось социальными законами, предпринимает попытку объяснить этот процесс как продолжение биологической эволюции, которое «шло несравненно более быстро во все ускоряющемся темпе и осуществлялось совершенно иными средствами». При этом вместо традиционно используемого в антропологии термина «развитие» он вводит в научный обиход понятие «достройка», тем самым, дифференцируя спонтанно возникавшую в животном мире эволюцию (изменения) отдельных органов и систем органов от сознательно управляемого Человеком Разумным (Ноmо sapiens) процесса совершенствования их структуры и функций путем определенных «достроек».

Показав этапы биологической эволюции конечностей у животных (плавники рыб — конечности амфибий — конечности низших млекопитающих — конечности высших млекопитающих), автор описывает поэтапную достройку Человеком Разумным (Ноmо sapiens) своей верхней конечности (палка — камень — праща — бумеранг — копье — рычаг — лук со стрелой — огнестрельное оружие — строительные машины — ракеты). «Только научившись достраивать руку, — пишет И. М. Фейгенберг, — человек смог выжить в труднейшей ситуации ледникового периода». Вслед за этим, детально прослеживая эволюцию и достройку сенсорных систем, памяти и системы прогнозирования, системы пищеварения, системы терморегуляции и знаковой функции наружного покрова, И. М. Фейгенберг приходит к выводу, что современный человек — Человек Достроенный (Ноmо sapiens se ipsum perimplens) обрел гигантскую силу, стал мощным творцом биосферы и ноосферы, что до недавнего времени он задавал себе вопрос: «Что я могу сделать?» и делал то, что мог, а потом смотрел, к каким результатам это привело, и решал, надо продолжать это (в случае положительного результата) или прекратить (если от этого стало хуже). «В XX веке, — продолжает свои суждения автор, — ситуация изменилась — мощь Человека Достроенного стала такой, что последствия его действий могут быть необратимыми — после «пробы» поздно будет (а может быть, и некому будет) решать, как поступать дальше. Взаимоотношения человека и биосферы, взаимоотношения между народами и людьми в обществе — это то, что требует коренных изменений и улучшений в период сильного человечества». «На смену Человеку Разумному (Ноmо sapiens), — заканчивает свою статью И. М. Фейгенберг, идет Человек Достроенный (Ноmо sapiens perimplens), который сможет выжить только в том случае, если он станет Человеком Разумнейшим Достроенным (Ноmо sapiens perimplens), разумность которого будет намного превосходить разумность нынешнего человека».

Глубоко аргументированное исследование И. М. Фейгенберга воспринимается как значительный вклад в гуманитарные науки. Заслуживая высокой оценки, оно, вместе с тем, вызывает чувство некоторой неудовлетворенности. В частности, не понятно, почему в числе «достроек» исследуется только один психический процесс — память и остается в стороне столь важный в формировании культурного человека как мышление. Досадным упущением, на наш взгляд, является то, что автор не касается вопроса о психофизиологической сущности процесса «достроек» — общепризнанной роли деятельности (труда) в формировании Человека Разумного (Ноmо sapiens). Это тем более досадно, что деятельность (труд) наряду с мышлением, безусловно, является определяющим фактором становления не только Человека Разумного (Ноmо sapiens) и Человека Достроенного (Ноmо sapiens — Simus perimplens), но и грядущего Человека Разумнейшего Достроенного (Ноmо sapiens — Simus perimplens).

Представляется, что целям развития концепции Человека Достроенного, устранения в ней отмеченных упущений, равно как и перевода в практическое русло идеи человека Разумнейшего Достроенного (Ноmо sapiens) могут в определенной степени служить основополагающие позиции теории и практики Терапии творческим самовыражением (ТТС).

Метод Терапии творческим самовыражением (полное наименование — Терапия творческим самовыражением с осознанностью своей пользы, с возникновением на этой основе стойкого светлого мироощущения), работающий в поле Терапии духовной культурой, предложенный российским психиатром-психотерапевтом М. Е. Бурно, первоначально использовался для оказания помощи конкретной группе пациентов психоневрологических диспансеров.

М. Е. Бурно положил в основу своей Терапии творческим самовыражением принципы общечеловеческой культуры, провозглашенные на заре цивилизации древнегреческими философами. Согласно разработанному алгоритму лечебный процесс в группах Терапии творческим самовыражением осуществляется в три этапа: 1. Самопознание («познай самого себя» — «nosce te ipsum»); 2. Познание других человеческих характеров («каждому свое» — «suum cuique»); 3. Продолжение познания себя и других в творческом самовыражении («обретение силы в движении» — «vires que acquiriteundo»). В качестве способов творческого самовыражения пациентов М. Е. Бурно предложил ряд конкретных методик: создание творческих произведений, творческое общение с природой, творческое общение с искусством, литературой, наукой, проникновенно творческое погружение в прошлое, творческий поиск одухотворенного в повседневном и др.

Используя свой метод в условиях психоневрологического диспансера, М. Е. Бурно преследовал две цели: 1. Медицинскую — вызвать стойкое, по возможности, необратимое улучшение у дефензивных пациентов, помогая им сделаться «самими собой» — по-своему творчески активными, полезными членами общества с постоянным прочувствованным пониманием этого как светлого смысла своей жизни; 2. Общественную — открыть, привести в действие, раскрепостить скрытые, подчас богатые в дефензивных пациентах резервы общественной, нравственной деятельности.

В основу Терапии творческим самовыражением, как и других направлений Терапии духовной культурой: экзистенциально-терапевтической, религиозно-терапевтической, арт-терапевтической — положен феномен целебного творчества, проясняющего, строящего и утверждающего личность человека, позволяющего ему обрести свою определенность, вырваться из душевной разлаженности и тревоги. В статье «О Терапии творческим самовыражением» (2003) М. Е. Бурно пишет, что в творчестве (в широком смысле) человек обнаруживает себя по-своему (в соответствии с особенностями своей природы, своего характера), обретает творческое вдохновение как светлую содержательную встречу с самим собой, душевный, духовный свет, в котором живут любовь и смысл; что осознанием-прояснением-оживлением своей индивидуальности в творчестве, уяснением своей жизненной дороги среди других людей человек поднимается из душевной неопределенности, аморфности, безысходности, становится одухотворенным самим собой. И здесь представляется важным отметить, что М. Е. Бурно, солидаризуясь с академиком А. Д. Зурабашвили, определившим сегодняшнего человека как Человека нравственного (Нomo moralis), особое внимание обращает на нравственный аспект творческого самовыражения.

Еще в 1981 году, знакомясь в Москве на кафедре психотерапии Института усовершенствования врачей с основами Терапии творческим самовыражением, нами было высказано суждение, что метод, разработанный М. Е. Бурно, способен решать не только узкопсихиатрические задачи, но найти применение в клинике неврозов и соматических заболеваний для устранения общеневротической симптоматики и коррекции «внутренней картины болезни». Вместе с тем, мы отдавали себе отчет в том, что для этих целей технология долгосрочной классической авторской Терапии творческим самовыражением неприемлема.

Метод Терапии творческим самовыражением начал применяться в Одессе с 1982 года, со времени организации в структуре областной клинической больницы методического центра деонтологии и психотерапии. Здесь нами была разработана усеченная краткосрочная модификация Терапии творческим самовыражением, обозначенная как психогигиенический вариант Терапии творческим самовыражением, в программу которого было включено:

1. Преподавание элементов характерологии, психогигиены и санитарного просвещения;

2. Приобщение пациентов к творческим занятиям (на выбор) — творческое общение с искусством, литературой, наукой, творческое погружение в прошлое, ведение дневника, творческий поиск одухотворенного в повседневном;

3. Использование различных приемов ауто- и гетеропсихотерапии.

Опыт использования одесскими специалистами психогигиенического варианта Терапии творческим самовыражением в областном психоневрологическом диспансере, в областном противотуберкулезном диспансере, в Центре психогигиенических знаний Одесской региональной ассоциации психотерапевтов позволил подтвердить, что Терапия творческим самовыражением обладает мощным потенциалом повышать культуру и нравственность. Этот вывод порождал раздумья о целесообразности широкого использования Терапии творческим самовыражением в здоровой жизни для решения определенных гуманитарно-культурологических задач.

Гуманитарно-культурологическая Терапия творческим самовыражением нашла выход в разработке одесскими специалистами педагогических вариантов Терапии творческим самовыражением после выхода в свет в 1989 году монографии М. Е. Бурно «Терапия творческим самовыражением», в которой четко определялось: 1. «Терапия творческим самовыражением помимо сугубо клинической направленности... способствует духовному, творческому развитию, обогащению человека, прежде всего, для того, чтобы он смог активно... выразить себя в общественной жизни»; 2. Этот прием может широко применяться в своих психогигиенических, психопрофилактических формах (например, при известных душевных трудностях, конфликтах в том числе семейных) для предупреждения нервной патологии и алкоголизации (индивидуально, в клубах трезвости, в консультациях «Брак и семья», в кабинетах эстетотерапии, созданных в санаториях, домах отдыха и т. п.); 3. Терапия творческим самовыражением существом своим представляется наиболее человеческой, естественной, жизненной психотерапией... Она созвучна известному насущному положению международного иссык-кульского форума «Выживание и счастье через творчество» (Бурно, 1989).

Ныне по прочтении статьи «Человек Достроенный и биосфера», продолжая мысль М. Е. Бурно, можно сказать, что Терапия творческим самовыражением созвучна также идее И. М. Фейгенберга о необходимости формирования человека будущего — высокоэтичного и разумнейшего. Очевидно, уместно вспомнить также то, что автор концепции вероятностного прогнозирования И. М. Фейгенберг, проявляя живой интерес к человеческой жизни, в связи с Терапией творческим самовыражением в 1984 году обратил внимание М. Е. Бурно на два «уровня» («слоя») вероятностного прогноза:

1. Трезвый взгляд на жизнь (вероятностный прогноз важных для человека событий, на ход которых он, однако, повлиять не может).

2. «Активная позиция жизни» (вероятностный прогноз хода событий, на которые человек может влиять). «Надо помочь страдающей душе, — писал И. М. Фейгенберг автору Терапии творческим самовыражением, — найти и осознать, что важно, существенно для него в жизни (для чего жить), найти и осознать, какая ее (этой души) позиция, какие ее действия полезны для достижения (чаще лишь приближения) того, что важно и существенно (как жить)». Тогда М. Е. Бурно признал, что его Терапия творческим самовыражением есть «своеобразное клинико-терапевтическое исследование в работе с пациентами именно этих двух «слоев», что она есть терапия смыслом жизни».

В настоящее время в работах одесской школы Терапии творческим самовыражением метод М. Е. Бурно оценивается как целостная психологическая система, в которой слово «терапия» обрело свой изначальный смысл — «помощь», «забота», «попечение».

Используя принятые в современной науке кибернетические аналогии, можно утверждать, что внутри Терапии творческим самовыражением как системы управления функционируют две подсистемы:

1. Лечебно-профилактическая — психотерапевтическая с конкретной целью оказания медицинской помощи дефензивным психически больным, в которой роль управляющих органов выполняют специалисты психиатры-психотерапевты, а алгоритмом управления является классическая авторская долгосрочная Терапия творческим самовыражением, а также больным без психической патологии, помощь которым оказывают специалисты соответствующих лечебно-профилактических учреждений, применяя различные модифицированные варианты Терапии творческим самовыражением;

2. Гуманитарно-культурологическая — с конкретной целью способствования социальной адаптации и духовному росту лиц без психической патологии, в которой роль управляющих органов выполняют психологи, педагоги, социальные работники, другие гуманитарии, а алгоритмами являются различные целевые гуманитарно-культурологические варианты Терапии творческим самовыражением.

Особенностями конструируемой подсистемы гуманитарно-культурологической Терапии творческим самовыражением являются:

1. Расширительное толкование понятия «творчество» (от слова «творить» — делать, совершать действия для достижения определенной цели), его идентификация с понятиями деятельность, дело, труд, работа, созидание, строительство и т. п.) сообразно с выводом М. Е. Бурно: «Даже пациент, выполняющий механическую, монотонную работу... с человеческой одухотворенностью творческой душой осознает необходимость и благородство этого механического дела, его связь с другими делами, людьми. Наконец, в процессе успешной Терапии творческим самовыражением можно, не приобретя ни одного увлечения на досуге, творчески увлечься исключительно своею профессиональной деятельностью»;

2. Представление о творчестве (деятельности) как психофизиологическом процессе, связанном с мотивацией и направленном на удовлетворение конкретным человеком своих биологических, социальных и духовных потребностей;

3. Учет двух возможных результатов творчества (деятельности) человека — пользы и вреда;

4. Использование при клиническом исследовании характеров людей психологических и психофизиологических тестов;

5. Использование в качестве дидактического материала философских построений (идеалистической и материалистической направленности), вероучений мировых религий, элементов мировой истории, естествознания, антропологии, социологии, педагогики, психологии, профилактической медицины.

Одесский опыт гуманитарно-культурологической Терапии творческим самовыражением подтвердил практическую значимость принятого в современной психологической науке положения о том, что творчество (деятельность) находится в ре-ципрокных отношениях с сознанием (мышлением), что сознание (мышление), формируясь в творчестве (деятельности), в ней и проявляется.

Здесь, очевидно, место высказать наше понимание концепции И. М. Фейгенберга о биологической эволюции.

Представляется, что в биологической эволюции правомерно выделить два периода:

1. Период спонтанных достроек у рептилий и млекопитающих — движущие механизмы: природные факторы и бессознательная деятельность, осуществляемая с целью удовлетворения инстинктов;

2. Период сознательных достроек у обезьяны и человека — движущие механизмы: природные факторы и сознательная деятельность, осуществляемая с целью удовлетворения осознанных инстинктов.

Со времени, когда обезьяна стала прямоходящим животным, передние конечности которой преобразовались в руки, ее существование последовательно облегчалось более совершенными способами удовлетворения инстинктов. Деятельность, осуществляемая рукой обезьяны, явилась, согласно современным научным представлениям, фактором ее превращения в Человека Разумного (Ноmo sарiеns), сознательно осуществлявшего последующие достройки руки и других органов, преобразование его в современного Человека Достроенного (Ноmo sарiеns se iрsum реrimplens).

Возвращаясь к теме гуманитарно-культурологической Терапии творческим самовыражением, прежде всего, отметим способность педагогического варианта Терапии творческим самовыражением оптимально решать задачи основных разделов педагогической психологии — познавать природную сущность человека, его биологию, свойства и состояния личности, характера, потребностей, склонностей, особенностей интеллектуальной, эмоциональной и волевой сферы, формировать способность к самореализации и осуществлению целенаправленных действий, повышать уровень интеллектуального и нравственного развития, гармонизировать межличностные отношения на основе познания психологического различия между людьми.

Гуманитарно-культурологическая Терапия творческим самовыражением, тесно связанная с философией, религией, естествознанием и культурой, обращает сознание человека к внутреннему своему бытию, порождает у него мировоззренческие раздумья о незыблемости и приоритетном значении законов природы, смысле — цели — значении жизни человека на земле, формирует генетически предопределенную «антологию» ценностных ориентации. И этот творческий процесс стимулирует поиск рациональных способов бесконфликтного, соответствующего требованиям экологии человека, удовлетворения индивидуальных (сообразно с особенностями своего характера и пониманию особенностей характеров других людей) биологических социальных и духовных потребностей в Обществе, независимо от какого бы то ни было типа его социальности.

Апробация гуманитарно-культурологических программ Терапии творческим самовыражением, созданных Одесской школой Терапии творческим самовыражением, позволила подтвердить прогнозируемую возможность метода М. Е. Бурно стать в своей философской законченности универсально-психологическим учением о человеке, решающим проблематику его бытия, места и роли в структуре общества, взаимоотношений с духовными и материальными ценностями. В гуманитарно-культурологических группах Терапии творческим самовыражением человек осознает себя как сознательного индивида, определяет свой (в соответствии с особенностями своего характера) способ существования в мире среди других людей, определяет свое отношение к творчеству (трудовой деятельности), нравственности (добру и злу), миру, бытию, природе, жизни и смерти (Штернгерц, Поклитар, 1986: 171–172).

Все, что дает гуманитарно-культурологическая Терапия творческим самовыражением, несомненно, способствует формированию гармонически развитой личности, Человека Нравственного (Ноmо mоrаlis), Человека Разумнейшего Достроенного (Ноmo sарiеntis simus реrimpens) (Поклитар, Штернгерц, 1994: 41–45).

Великому гуманисту XX века Альберту Швейцеру принадлежит высказывание: «Знание мое пессимистично, вера моя оптимистична». Полностью приемля эту доктрину, мы далеки от мысли полагать, что решение всей проблематики человеческой жизни, устранение всех горестей человеческой души возможно.

В жизни человека, очевидно, всегда будет добро и зло.

Трудно поверить, что мечта И. М. Фейгенберга об идеальном человеке — Человеке Разумнейшем Достроенном (Ноmo sapienti ssimus реrimpens) сбудется в обозримом будущем. Трудно представить, что жизнь на земле когда-либо, при каком бы ни было общественном строе станет прекрасной, что люди избавятся от пороков, обретут полное душевное и физическое благополучие, будут счастливы.

Но нельзя не требовать от каждого человека того, чтобы он вносил в свою жизнь, сколько он может, Красоты и Добра. Безусловно, это непростая и нелегкая задача. Помогать в ее решении — миссия Терапии творческим самовыражением.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бурно, М. Е. (1989) Терапия творческим самовыражением. М.: Медицина.

Избранные материалы Одесского центра Терапии творческим самовыражением (2005) // Новое в науке и практике. № 3.

Поклитар, Е. А., Штернгерц, А. Е. (1994) Эмоционально-стрессовый прием М. Е. Бурно // Сб. Актуальные вопросы психотерапии и альтернативной медицины. Одесса. С. 46–48.

Фейгенберг, И. М. (2006) Человек достроенный и биосфера // Вопросы философии. №2.

Штернгерц, А. Е., Поклитар, Е. А. (1986) Опыт применения эмоционально-стрессовой терапии в Одесской области // Сб. Психотерапия и деонтология. Ставрополь. С. 171–172.

 

Источник: http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Npmt/2008_2/