Религиозные и политические деятели

Если юродивые имели определённое общественное значение и играли в целом положительную роль в средневековой Руси, то в конечном счёте они были обязаны этим, во-первых, своей первоначальной психической аномальности, и только во-вторых — идеалам христианского вероучения. Как специалисту-психиатру мне хотелось бы особенно выделить первый пункт — психическую патологию как один из возможных источников возникновения всего незаурядного и оригинального. Таким образом, юродство является феноменом не только культуры и религии, но и психопатологии.
Фигура Ивана Грозного заслоняет собой историю почти всего русского Средневековья. О нём спорили ещё при его жизни, спорят и сейчас — спустя четыре столетия после смерти, потому что личность любого выдающегося пра-вителя представляет большой патографический интерес. Если у писателя или живописца аномалия психики отражается в его произведении, при этом часто выполняя роль позитивного фактора, то у психически больного государствен-ного деятеля «художественным произведением» становится страна, народ кото-рой непосредственно на себе испытывает все последствия «патологического творчества» своего монарха.
Нам кажется, что мы хорошо знаем российского императора Павла I? Не о каждом правителе ходит столько анекдотов. Один «Поручик Киже» чего стоит! Но Павел I является государственным деятелем, истинный психологический портрет которого только начинает приобретать реальные черты. Его историческое значение, которое до последнего времени казалось абсолютно ясным, стало подвергаться существенному пересмотру. XVIII век, разумеется, не XVI, и к имеющимся документам невольно испытываешь больше доверия, но в любой биографии знаковой исторической фигуры достаточно белых пятен, а то и злонамеренных искажений
Шопенгауэр писал: «Деяния преходящи, творения же вечны». Однако деяния Александра Великого относятся к таким, которые сохранятся в истории столько же, сколько будет помниться сама древняя история. Нет веских экономических или социальных причин, которые хотя бы отчасти могли объяснить этот фантастический в военном отношении феномен — победоносные походы Александра Македонского. Основное объяснение заключается в уникальных особенностях личности царя, которые граничили с психопатическими.
Будучи очень энергичной и талантливой натурой, открыв путь на Запад буддизму, йоге и медитации, Блаватская смогла, по-видимому, полностью реализовать свой творческий литературный потенциал. Другая грань её личности была окрашена в яркие истерические тона, которые сопутствовали ей на протяжении всей жизни, привлекая к её персоне повышенное внимание окружающих. «Сверхнормальные» способности во многом поддерживались заурядными шарлатанскими приёмами, что она особенно и не скрывала. Четвёртая грань её личности — сексуальная девиация в сторону гомосексуальности — характерна для большинства великих женщин. Сочетание этих неравнозначных граней, среди которых в обязательном порядке присутствует и психопатологическая составляющая, формирует личность общественно-религиозной деятельницы, которая уверенно заняла в истории и литературе своё особое место.
Оставим в стороне спорные факты, относящиеся к происхождению Жанна д`Арк и её дальнейшей судьбе, согласно которым она была «королевской принцессой», сестрой Карла VII и избежала мученической смерти. В историческом плане Жанна д’Арк — одна из немногих женщин, стоящая на одном уровне с гениями и, пожалуй, единственная, чья загадка, спустя 550 лет, объяснена вполне естественнонаучным методом. Ей устанавливают диагноз тестикулярной феминизации — синдром Морриса, который характеризуется у женщин отсутствием менструаций, высоким ростом и хорошим физическим развитием, деловитостью и высоким интеллектом, отважностью и склонностью к трансвестизму. Это расстройство, безусловно, многое объясняет в необычном поведении Орлеанской девственницы, которое и послужило причиной последующей славы.
Психологической основой кальвинизма является аскетизм внутреннего мира. Энергия, высвобождаемая благодаря религиозному аскетизму, направляется в сторону профессионального труда; кальвинисты упразднили многие католические праздники и увеличили число рабочих дней. Поэтому, не боясь тавтологии, можно сказать, что кальвинизм очень похож на самого Кальвина. Приведённые характеристики его личности позволяют согласиться с немецким психиатром Эрнстом Кречмером, который находил у Кальвина шизотимическую триаду: нравственный идеализм, фанатизм и деспотизм.
Если обратиться к психиатрическому диагнозу, то есть основания предполагать у Лютера выраженные колебания настроения в рамках циклотимии. Но они могли быть и проявлением более серьёзного психического заболевания — биполярного аффективного расстройства. Есть данные и за истерическое развитие личности с субпсихотическими эпизодами, что подтверждается наличием религиозной экзальтации, истерических припадков и галлюцинаций религиозного содержания.
Как извилист и непрост путь человека к своему гению! Чтобы «проснулся» гений, должны «уснуть» некоторые жизненно важные функции, которые как сорняки заглушают его пробуждение. Художнику Карлу Брюллову надо было провести детство больным в кровати, чтобы научиться — чуть ли не из-под палки! — рисовать и дать возможность проявиться своему гению. Знаменитому в советское время писателю Николаю Островскому надо было оказаться полностью парализованным и слепым, чтобы написать «роман века» «Как закалялась сталь». Лойоле потребовалось стать хромым и на какое-то время потерять способность ходить, чтобы таким непростым путём реализовать свой гений.
В отношении Муссолини можно думать о двух, сменивших друг друга, психических заболеваниях. Первое по времени — расстройство социального поведения в подростковом возрасте (патохарактерологическое развитие личности). В последующем оно перерастает в импульсивный тип эмоционально неустойчивого расстройства личности (эксплозивная форма психопатии). С годами, когда психопатическая импульсивность и агрессивность, как правило, снижаются и нивелируются до отдельных патологических черт характера (грубость, эгоизм и т. п.) у Муссолини уже присутствуют аналогичные симптомы более тяжёлого нервно-психического расстройства — прогрессивного паралича (диффузный сифилитический менингоэнцефалит). Одна из форм прогрессивного паралича («экспансивная», «классическая») протекает с постепенно нарастающей деменцией и бредом величия. Само собой разумеется, что подобные психические расстройства сыграли заметную роль в политической и государственной карьере Муссолини.
Страницы 1 2