Выступление врача-онколога, психиатра-психотерапевта Т. В. Орловой на декабрьском заседании Центра ТТС ППЛ

07.12.2010

В своем сообщении Т. В. Орлова рассказала собравшимся об общих принципах психотерапевтической работы в духе Терапии творческим самовыражением в онкологическом отделении паллиативной помощи ГКБ №11. Как объяснила Татьяна Витальевна, ТТС при помощи достаточно простых приемов (напр., сравнение картин художников с двумя разными мироощущениями — реалистическим и идеалистическим, сравнение изображений на портретах двух людей с указанными мирощущениями, к примеру, Пушкина и Лермонтова, прослушивание музыкальных произведений композиторов в разными характерами, с последующим их соотнесением с определенными произведениями живописи и др.) может существенно помочь умирающим пациентам в оживлении их душевной, духовной индивидуальности, помочь больше чувствовать себя собой. При этом, отметила доктор Орлова, опыт показывает, что в в данном тяжелом отделении наибольший психотерапевтический эффект (для российских пациентов) дает именно клиническая (медицинская) психотерапия, вариантом которой является ТТС, а не психологическая (психоанализ, психодрама, гештальт-терапия и др.).

Во второй части сообщения был подробно рассмотрен клинический случай пациентки, журналиста, фотографа и поэта Татьяны Исааковны Славиной (творческий псевдоним "Славская"), автора многих творческих работ, выполненных в духе ТТС, ушедшей из жизни в онкологическом отделении ГКБ №11 в июле 2010 г.  Случай Т. И. Славской примечателен тем, что она, одухотворенный творческий человек с замкнуто-углубленным (аутистическим) характером, узнав о своем диагнозе в середине 2000-х гг., фактически отказалась от предложенного лечения (включая операцию), предпочтя потратить оставшееся время своей жизни на одухотворенное творчество (творческое фотографирование и писание стихов — светопоэм, как она это называла) в духе ТТС, сообразно своему душевному складу. Как пояснил в заключение профессор М. Е. Бурно, на протяжении всей второй пол. 2000-х гг. психотерапевтически работавший с Татьяной Исааковной, такой экзистенциальный выбор (выбор в пользу одухотворенного творчества, а не трудного, болезненного лечения) связан с особенностями душевного устройства пациентки, для которой любое врачебное вмешательство, способное нарушить гармонию ее физического бытия, было неприемлемым. Любое же давление врача-психотерапевта в этом отношении грозило разрушением психотерапевтического контакта.

Собравшиеся (врачи, психологи, гуманитарии) почтили память ушедшей Т. И. Славиной, отдав должное ее духовной стойкости и творческому наследию.