Выступление В. П. Руднева на июньской встрече профессионалов в ТТС 2011 года

14.06.2011

Состоялась очередная встреча участников профессионального сообщества Центра ТТСБ ППЛ.

Вниманию собравшихся был представлен доклад Вадима Петровича Руднева, философа, культуролога, теоретика психиатрии — «ПУШКИН И ПОСТМОДЕРНИЗМ». В качестве иллюстрации основной темы работы был представлен, в частности, фрагмент нового художественного фильма «Борис Годунов» по мотивам одноименной трагедии А. С. Пушкина (режиссер Владимир Мирзоев). Главная идея автора доклада состояла в том, чтобы доказать собравшимся весомость ставшей хрестоматийной в нашем сознании фразы: «Пушкин — наше всё», когда-то высказанной Аполлоном Григорьевым, посредством инструментов философии и психологии. «Пушкин — действительно наше всё — прошлое, настоящее и будущее...» — утверждает автор доклада. И поясняет это, обращаясь к постмодернизму, и как к типу философствования, и как к комплексу стилей в художественном творчестве. Автор поясняет: «...И поскольку в постмодернизме главное — нет времени... прошлое, настоящее и будущее перемешивается, постольку и получается, что «Борис Годунов», иллюстрирующий наше прошлое, настоящее и будущее(временные координаты событий фильма изменены — действие происходит и в прошлом и в настоящем...), — олицетворение постмодерна». Продолжая развивать данную мысль, В. П. Руднев предлагает рассмотреть произведение А. С. Пушкина и формулу «постмодернизм был всегда». Утверждая, что, в широком смысле «...главная его (постмодернизма)  идея — поэтика цитат и реминисценций...», докладчик приводит строки А. Ахматовой (1956): 

...Но, может быть, поэзия сама

Одна великолепная цитата...

(Ахматова А. А.. Соч. в 2 т. М., 1990. Т. 1. С. 357)

Обращаясь к характерологии, как к разделу психологии, В. П. Руднев предлагает собравшимся философскую задачу — сопоставить постмодернизм, «...состоящий из кусочков цитат и реминисценций...» и полифонизм, полифонический характер, состоящий, в широком смысле, «...из кусочков других, всех известных характеров...». В. П. Руднев предлагает для рассмотрения формулу, при которой культуру постмодернизма можно считать умеренной полифоникой (Руднев: «...«вялой» полифоникой...»). А также замечает, что модернизм, в отличие от рассматриваемого нами постмодерна,в таком случае можно было бы считать воплощением острой, болезненно трагичной полифоники: «...серьёзный модернизм всегда трагичен...». Автор доклада также, с приведением примеров, упомянул о других серьёзных работах А. С. Пушкина, в которых явно проступают черты постмодерна, полифоники: «Каменный гость», «Моцарт и Сальери», «Евгений Онегин» и др.

* * *

Доклад В. П. Руднева (как и другие, по обычаю, выступления этого автора) произвёл сильное впечатление на слушателей своей новизной, бесстрашием. Выход за консервативно установленные ограничения в формулировании новых идей — привычный стиль работ В. П. Руднева, иногда воспринимаемый как дерзостный, прозвучал красивым аккордом перед летним перерывом в заседаниях нашего Центра ТТСБ ППЛ. Слушатели приняли активное участие в обсуждении доклада.

Олег Викторович Спиридонов отметил сложность поставленной перед участниками дискуссии вопросов, появившийся интерес к полному просмотру картины режиссёра Мирзоева «Борис Годунов» для дальнейших размышлений над идеями, прозвучавшими в докладе.

Татьяна Витальевна Орлова выразила согласие в том, что элементы полифонии можно заметить в произведениях все же синтонного (циклоидного), по характерологическомускладу, А. С. Пушкина.

Елена Александровна Добролюбова предложила докладчику и собравшимся задуматься о том, не злоупотребляем ли мы принципом выбора «нужных» знаков, фактов для доказательства предложенной идеи, отбрасывая «неудобные»... И высказалась за ценность — целостного восприятия, понимания, анализа.

Ксения Марковна Мижерова отметила главным своим впечатлением при знакомстве с творчеством А. С. Пушкина его естественность, ту, в которой могут быть естественными, понятыми и принятыми... даже страдания.

Кирилл Евгеньевич Горелов сделал осторожное предположение — является ли достаточным для доказательства основной идеи автора доклада рассматривать в качестве главного аргумента произведение А. С. Пушкина в режиссерской постановке В. Мирзоева. Индивидуальное видение (прочтение) которого могло привнести насыщенность духом постмодернизма в прочтение великого творческого наследия поэта. Кто автор увиденного нами постмодерна в трагедии «Борис Годунов» — поэт Пушкин... или режиссёр Мирзоев?! А также отметил, соглашаясь с предыдущим выступающим, естественность языка, образов произведений Пушкина. С естественной же, земной, «дедовской» мудростью. Подобно той, что имеется, например, в «Телеге жизни»...

Григорий Юрьевич Канарш отвечая на вопросы, предложенные автором доклада (1. «Что есть для каждого из нас Пушкин?» и 2. «Как я понимаю постмодернизм?») отметил, что в рамках профессионального сообщества ТТС существует два подхода к пониманию постмодернизма. Первый подход — формально-логический (В. П. Руднев), отталкивающийся от формальной структуры постмодернистского мышления (пресловутая «мозаичность»). Второй подход — конкретно-характерологический (М. Е. Бурно), чувствующий и понимающий постмодернизм прежде всего через конкретные характеры носителей этого мышления (аутистический и полифонический характеры). Оба подхода, по мнению Г. Ю. Канарша, правомерны и дополняют друг друга.

Что касается вопроса о Пушкине, его индивидуальном (личностном) восприятии участниками, то Г. Ю. Канарш высказался в том смысле, что в творчестве великого поэта присутствует определенная эклектика (творческая переработка Пушкиным Шекспира, Байрона, других великих поэтов), что и позволило Ф. М. Достоевскому в его «Речи о Пушкине» сказать о поэте как носителе «духа» русской всемирности. Однако эта творческая эклектичность Пушкина имеет скорее синтонную (сангвиническую) основу, нежели полифоническую (что неявно подразумевается в докладе В. П. Руднева), а в культурном смысле больше коррелирует с национальными особенностями России, чем с западным постмодернизмом.

Павел Валерьевич Волков начал говорить о своём, ещё юношеском восприятии Пушкина, его творчества, которое удивляло своей многогранностью. Особой ясностью, элегантностью стихосложения. Творчества, в котором одновременно присутствует и земное, и философское... В котором исследуются и довольно сложные философские вопросы. Продолжая свою мысль, Павел Валерьевич сделал важное уточнение: говоря о философии в серьёзной части произведений Пушкина, скорее, нам следует понимать её не как научную философию, а как философское осмысление жизни... Как жизненную философию — жизненную мудрость. Также П. В. Волков заметил, что Пушкин может видеться нами в прошлом, настоящем и будущем потому, что обращается к общечеловеческим ценностям. К темам, которые существуют вне времени, которые вечны.

Оксана Александровна Усова при характеристике образа Пушкина также обратилась к "Речи..." Достоевского, отметив, что способность к перевоплощению — именно синтонная способность, в то время как для полифонического характерно не перевоплощаться, а соединять (несоединимое) внутри себя.

* * *

Руководитель Центра ТТС ППЛ — профессор Марк Евгеньевич Бурно, поблагодарив В. П. Руднева за интересный доклад, поставил докладчику уточняющий вопрос — какое практическое выражение, применительно к психотерапевтическому методу Терапии творческим самовыражением/Характерологической креатологии, может иметь сформулированная идея?

В ответном слове В. П. Руднев высказал уверенность в том, что часть обращающихся за консультативной и лечебной психотерапевтической помощью (к специалистам, учитывающим характерологический компонент в проводимой терапии методом ТТС, ХК), нуждается в коммуникации с психотерапевтом именно на языке постмодернизма. В том числе, посредством использования в процессе помощи материалов, инструментов, несущих дух постмодернизма.

Кто же эти люди?! В первую очередь, по мнению В. П. Руднева, это те из обращающихся за помощью, что имеютполифонический характер. Мозаичность чувствования, восприятия которых будет гармонично соотноситься со способом мозаичного же, в широком смысле, отражения действительности в искусстве постмодерна.

Кроме того, с точки зрения докладчика, необходимо помнить об особых состояниях сознания некоторых пациентов, причём, людей разных характерологических типов. Например, тех, кто находится в состоянии повышенного уровня бодрствования, активности, гипоманиакальной или в маниакальной взволнованности. Состояниях, при которых психика человека «настроена» на то, чтобы воспринимать себя и мир через максимальное количество информационных каналов... С бесконечным числом ассоциаций, с параллельным размышлением о происходящем, об уже произошедшем и о будущем. Что также предполагает психологическую потребность (или неизбежность?) понимания мира и себя в этом мире исключительно по законам постмодерна.

Знание этой закономерности может помочь психотерапевту, психологу найти адекватный язык коммуникации и подобрать ключ к решению проблем определённой части своих пациентов.

* * *

В заключительном слове проф. М. Е. Бурно поделился с собравшимися интересным наблюдением: за границей (в Европе) собак нередко называют «Пушкин» (как и водку), но никогда — «Гёте» или «Шекспир». Что есть в Пушкине? — синтонная мудрость, народный русский язык (по-видимому, от няни Арины Родионовны). Этот язык Пушкин впервые сделал национальным языком (до него был тяжеловесный, труднопонимаемый язык од Державина), заговорил на нем «обо всем». Но надо было быть синтонным человеком, чтобы «чувствовать все (характерологические) радикалы». Таким образом, язык Пушкина — «язык всех людей в России».

Достоевский считал, что Пушкин объединяет собой всех писателей мира. Отсюда — русская идея, соборность. Пушкинская синтонность, синтоноподобность «обволакивает» и других русских писателей-классиков (Достоевский, Толстой, Чехов). В свою очередь, Чехова, Толстого, Достоевского знают и ценят в мире, потому что сказали то, что не говорилось в других странах. Таким образом, естественность, циклоидность (в широком смысле) — главное в Пушкине (в этом его «народность»). В классической русской интеллигенции звучит иное — психастеноподобность (тоже свойственна русскому народу, но в меньшей степени).

 

Учёный секретарь Центра ТТС ППЛ,
психиатр, психотерапевт К. Е. Горелов,

член Центра ТТС ППЛ, кандидат политических наук,
научный редактор сайта "Естественно-научные исследования творческого процесса" Г. Ю. Канарш

14 июня 2011 года


МАТЕРИАЛЫ К ДОКЛАДУ:

О собственной позиции режиссера фильма «Борис Годунов» (2011 г.), В. Мирзоева можно прочесть  здесь:
http://www.rg.ru/2011/06/09/boris.html («Российская газета» — Столичный выпуск №5499 (123), 09.06.2011. —- дата обращения 10 июня 2011, 00.40.)