Доклад В. П. Руднева "Иисус Христос как личность" на заседании Центра Терапии творческим самовыражением в Профессиональной психотерапевтической лиге 01 ноября 2011 г.

05.11.2011

В своем докладе философ, филолог, доктор филологических наук В. П. Руднев подверг критике точку зрения на историческую личность Иисуса Христа известного советского психиатра, патографа доктора Я. Минца (Минц Я. В. Иисус Христос — как тип душевнобольного // Клинический архив гениальности и одаренности (эвропатологии)». Л., 1927). Отметив, что данная точка зрения, очевидно, соответствовала общей агрессивно-атеистической атмосфере в обществе того периода (20-е гг. прошлого века), Руднев категорически не согласен с мнением Минца о том, что Иисус Христос страдал паранойей*. При этом, отметил Руднев, в действиях Иисуса немало странного, даже противоречивого. С одной стороны, призывает «возлюбить своих врагов» (Нагорная проповедь), а с другой — сражается с фарисеями, которые, будучи людьми благочестивыми, вполне законно хотели удостовериться в том, действительно ли Иисус — подлинный Мессия (в чем не был, как свидетельствуют Евангелия, изначально уверен даже Иоанн Креститель).

По мнению Руднева, реальная, историческая личность Иисуса Христа — это личность не параноика (как полагал проф. Минц), а человека шизофренического типа характера. При этом, как уточняет Вадим Петрович, он имеет в виду шизофрению не как заболевание, но как тип конституции, которая «объединяет в себе все» (т.е. все характерологические радикалы). По словам докладчика, Иисус «хотел создать совершенного человека, а создал «совершенного шизофреника» (очевидно, имеется в виду сам Христос, в личности которого, как полагает Руднев, сочетались черты циклоида, эпилептоида, астеника и др.).

В последовавшей дискуссии высказывались различные точки зрения относительно «диагноза», поставленного Рудневым, как согласные с мнением докладчика, так и не согласные с ним. Говорилось, в частности, о том, что каждый человек воспринимает личность Христа по-своему (в том числе, сообразно особенностям своего характера), что, в совокупности с отсутствием реальных, подлинных исторических свидетельств (Евангелия — свидетельства религиозного, но не исторического содержания), существенно снижает возможности клинического (естественно-научного) описания личности Христа. Одним из наиболее убедительных было выступление психотерапевта П. В. Волкова, отметившего всю сложность подобного подхода к анализу евангельского текста, но предположившего, что очень условно можно говорить о наличии у Иисуса аутистического (замкнуто-углубленного) характера, и соответствующей этому характеру психэстетической пропорции (по Э. Кречмеру). Данная пропорция во многом объясняет «противоречия» в его поступках и высказываниях, на которые, кроме Руднева, обращали внимание многие исследователи.

В своем заключительном слове проф. М. Е. Бурно отметил, что изучая личность Иисуса Христа, мы вполне правомерно можем говорить и о его характере как Сына Человеческого. (Так, к примеру, Дюрер писал о характерах евангелистов.) По словам Марка Евгеньевича, в своей жизни ему доводилось встречать немало людей, похожих характером на Христа. Общим для всех них была дефензивность (сказывающаяся в застенчивости, неуверенности, тревожности, деликатности). Однако все это «пропадало вмиг», когда дело касалось «больной точки» — вопроса о Боге. Человек становился «дефензивным воином» — борцом за свою религиозную правду. Т. е. особенность таких людей (такого типа аутистов) в том, что, веруя, они не допускают другой правды жизни (того, что другой человек может быть неверующим, что в большей мере свойственно людям не аутистического, материалистического склада) и борются против нее «до посинения жил». За эту «агрессивность внутри дефензивности», как отметил М. Е. Бурно, психастенический материалист Дарвин так сердился на христианство (и это нашло отражение в рукописях его работ).

С дифференциальной точки зрения интересно, что, как пояснил профессор Бурно, подобное «агрессивное жало» («внутри бархатной перчатки чувствуется металл») как правило не свойственно людям полифонического склада (по крайней мере, не выражено у них так прямо и последовательно). Причина этого — в известной душевной расщепленности полифониста, делающего его агрессию и авторитарность (если таковые имеют место) внутренне беспомощной.

 
Г. Ю. Канарш
 

 * Паранойя (от греч. paránoia — умопомешательство), стойкое психическое расстройство, проявляющееся систематизированным бредом (без галлюцинаций), который отличается сложностью содержания, последовательностью доказательств и внешним правдоподобием (идеи преследования, ревности, высокого происхождения, изобретательства, научных открытий, особой миссии социального преобразования и т. д.). — Из Большой советской энциклопедии (эл. ресурс).