Канарш Г.Ю. Тезаурусный анализ и Характерологическая креатология: два подхода в социально-гуманитарном знании

Введение

Активное развитие подхода и научной школы тезаурусного анализа в последние годы (см., прежде всего фундаментальные монографии: Луков Вал. А., Луков Вл. А., 2008, 2013), и параллельно с ним — естественно-научного подхода и школы Характерологической креатологии (см.: Психотерапия здоровых …, 2015) постоянно невольно побуждает к их сопоставлению и сравнению. Знакомство с основами тезаурусного анализа (ТА), начиная с 2004 г.[1], участие в конференциях, семинарах, на которых излагались результаты исследований в духе ТА, а также знакомство с работами проф. Вал. А. и Вл. А. Луковых и их последователей, позволяет мне говорить о наличии довольно существенного сходства, но также и значительных различий между ТА и Характерологической креатологией (ХК), подходом, развиваемым мной и моими коллегами по Центру Терапии творческим самовыражением и Характерологической креатологии Профессиональной психотерапевтической лиги (Центр ТТС и ХК ППЛ) в психологии, педагогике, разных областях социально-гуманитарного знания.

Прежде всего, что представляет собой Характерологическая креатология как естественно-научный подход. Я начинаю с ХК, а не с ТА по принципиальным соображениям, поскольку основы ТА в той или иной степени известны научному сообществу, к которому исторически близка школа ТА Московского гуманитарного университета, чего нельзя сказать о ХК. В изложении сути ХК я следую за работами известного московского профессора, психотерапевта М. Е. Бурно, автора метода Терапии творческим самовыражением (М. Е. Бурно) (ТТСБ), из которого вышла и с которым неразрывно связана своими основами ХК. Итак, ХК — это естественно-научный (характерологический) подход к исследованию жизни и творчества людей (в самом широком смысле). От эстетики и эвристики, изучающих наиболее общие закономерности творческого процесса в науке (эвристика) и искусстве (эстетика) ХК отличается именно своей естественно-научной сутью, т. е. опорой на представление о конкретных характерах людей: синтонном (сангвиническом), замкнуто-углубленном (аутистическом), авторитарно-напряженном (эпилептотимическом), тревожно-сомневающемся (психастеническом) и др. Таким образом, в основе ХК лежит классическая естественно-научная характерология (Э. Кречмер, П. Б. Ганнушкин, М. Е. Бурно) и выявленные на ее основе закономерности творчества в рамках каждого из известных типов характера (см.: Бурно, 2008; Волков, 2013).

Важно отметить, что ХК, как и ТТСБ, возникла прежде всего для помощи т. н. дефензивным людям (с более или менее выраженным переживанием своей неполноценности). Особенность этой помощи состоит в том, что, познавая в творчестве природу своего характера, свои душевные трудности, такие люди, неагрессивные (в широком смысле) по своей природе (дефензивность есть противоположность агрессивности), помогают себе быть самими собой. Таким образом, ХК — изначально психотерапевтический подход, вышедший из ТТСБ за рамки медицины (медицинской психотерапии) в широкую сферу «психотерапии здоровых» (см.: Психотерапия здоровых …, 2015; Естественно-научные исследования творческого процесса: Электр. ресурс).

Как уже было сказано выше, ХК и ТА развиваются параллельно, примерно с 1990-х гг., оба являются российскими подходами, но по-своему принимающими и адаптирующими идеи западных авторов (ХК в своих естественно-научных основах идет из идей германского психолога и психиатра Э. Кречмера; ТА видит значительное сходство, например, с идеями З. Фрейда и феноменологической социологии). В чем же видятся основные сходства и различия обоих подходов?

ТА и ХК: сходство и различия

Наиболее значительное сходство между ТА и ХК, на наш взгляд, состоит в том, что оба они — субъектно-ориентированные подходы. Для ТА основной предмет исследования — индивидуальные и групповые тезаурусы как особые «ориентационные комплексы», возникающие в результате практик социализации. Для ХК предмет исследования — характеры людей и то, как характеры и — более широко — характерологические особенности — обнаруживают себя в творчестве. Здесь же одновременно и существенное отличие ХК от ТА. В ХК речь идет не просто о действующем (творящем, созидающем) субъекте, но о человеке с определенным природным характером (это могут быть и определенные национально-психологические особенности). И характер здесь неизбежно — и всегда определенным образом — обнаруживает себя в творчестве.

Приведу некоторые примеры. Например, с точки зрения ТА можно говорить об индивидуальных тезаурусах Пушкина, Толстого, Достоевского (Лермонтова, Баратынского, Чехова и т. д.). Однако с точки зрения ХК, гений Пушкина, сумевший вобрать в себя (согласно Достоевскому) вершинные достижения мировой литературы того времени (первая пол. XIX в.), творчески соединить их, — это гений человека с синтонным (сангвиническим, естественно-жизнелюбивым) характером, для которого, по Э. Кречмеру, характерны душевное тепло, реалистическая естественность (натуральность), отзывчивость, способность легко откликаться на радости и горести других людей (Типологическая модель Э. Кречмера, 2009; современное описание данного характера см.: Бурно, 2008; Волков, 2013). По-видимому, человеком подобного склада был и Шекспир. Или, например, «тезаурусы» Толстого и Достоевского, происходящие из их сложных, мозаичных, эпилептической природы, характеров (см.: Безумные грани таланта…, 2004). Что выражается, например, в напряженном поиске нравственной правды у одного и другого — более теплом, «человечном», материалистическом у Толстого и более идеалистическом, религиозном, с демонстративным «надрывом» у Достоевского. Мы берем здесь только представителей золотого века русской (российской) культуры, но огромное поле для подобных исследований дает культура мировая, в частности, западноевропейская. Нам уже приходилось в этом духе писать о творчестве Э. Т. А. Гофмана, Г. Гессе, сравнивать особенности творчества Э. Дикинсон и Х. Л. Борхеса, а также писать о творческих особенностях современных «культовых» кинорежиссеров — Д. Джармуша, В. Вендерса и др. (работы наши и других авторов об искусстве с точки зрения ХК см.: Психотерапия здоровых …, 2015).

Интересно, что в таком же духе можно говорить и о национальных тезаурусах, их своеобразии и отличиях. Значимая для нас в этом отношении работа — статья проф. Вл. А. Лукова «Литература Франции и России: характерология культурных тезаурусов», опубликованная с любезного согласия автора на сайте ХК «Естественно-научные исследования творческого процесса» (Луков Вл., 2011: Электр. ресурс). Например, в этой статье Вл. А. Луков подчеркивает такую особенность, как «особая задушевность произведений русской классики, заставившая иностранцев говорить о «загадочной русской душе» (там же: Электр. ресурс). Далее, «если в литературе Франции на протяжении многих веков первенствовало эстетическое начало, то в русской литературе — этическое начало. Правильнее даже говорить о нравственном стержне, а не об этическом, который исходит от ума (требует точных формулировок), в то время как нравственность идет от души, сердца, не от идеи должного, а от образа должной жизни» (там же) (курсив мой. — Г. К.).  Точно также, отмечает Вл. А. Луков, содержательная сторона произведения (в русской литературе) была важнее формы. Заметим, что для ХК данные особенности русского «литературного тезауруса» есть проявление уже упомянутой выше дефензивности (сложное переживание своей неполноценности вместе с ранимым самолюбием), природной компенсацией которой выступает как раз глубокое, сильное нравственное чувство, сказывающееся в сочувствии, сопереживании к тем, кому еще хуже, чем тебе (М. Е. Бурно), с деятельным стремлением помочь. Данную особенность, как показал в своих работах М. Е. Бурно, в целом можно считать национально-психологической особенностью русских (россиян), но наиболее резко она выступила в «характере» и деятельности русской интеллигенции (Бурно, 2008: 352–355; Психотерапия здоровых …, 2015:  661–662).

Напротив, если говорить о Франции и французском национальном характере, то здесь, как и в остальной Европе, больше формального, рассудочного, стремления к строгой завершенности (отсюда преобладающий у французов жанр новеллы), преобладание интеллектуализма, рационализма, особой изысканности, а также расчетливости (прагматизма). Для французов характерна также аристократически повышенная самооценка (отсюда — их непокорность, требовательность к другим). В этом, с точки зрения ХК, видится «работа» замкнуто-углубленного (аутистического) характерологического радикала (типа характера), с присущим ему идеалистическим мироощущением, заключающем в себе природное чувство изначальной Красоты, Гармонии (Бурно, 2008: 45–48). И тем не менее, несмотря на существенные различия, «…близость этих разных народов оказывается весьма значительной» (Луков Вл., 2011: Электр. ресурс), что, возможно, объясняется также немалым числом синтонных (сангвинических), тепло-материалистических, людей во Франции, как и в России[2].

Таким образом, если вернуться к сравнительному анализу ТА и ХК, то сходство между ними обнаруживается в то же, в чем и отличие. Оба подхода, как мы сказали, — субъектно-ориентированные, но если для ХК в основе индивидуальности субъекта и его «картины мира» лежит определенный природный характер, то для ТА субъективный тезаурус — результат соединения «тезаурусных конструкций», заимствованных извне (у других людей, социальных групп), обусловленного преимущественно внешними (общественными) воздействиями. «Тезаурус понимается как такая организация информации у индивида, которая теснейшим образом связана с его местом в обществе и в макро- и микросоциальном пространствах» (Луков Вал., Луков Вл., 2004: 96). Отсюда — близкое родство ТА с такими теоретическими направлениями, как символический интеракционизм, Чикагская социологическая школа, феноменологическая социология (там же: 99). Напротив, родственные ХК подходы — это классический естественно-научный органицизм (натурализм) Аристотеля, позитивистская социология Г. Спенсера, а также такие сегодняшние новые направления в науке как биокосмология и биосоциология, но, если говорить о последней, опирающаяся на естественно-научные основания (см.: Хруцкий, 2010; Луков Вал., 2011).  Говоря о ХК, важно отметить и существенное созвучие принципа «имманентного телеологического эссенциализма» Аристотеля (ключевого значения внутренних, имманентных, причин для развития индивидуума) Кречмеровской идее «созидания личности по ее конституциональным основным законам и активностям» (курсив наш. — Г. К.) (см.: Бурно, 2012: 442).

Но главное различие обоих подходов видится все же в основах природного мироощущения. ХК — естественно-научный подход, исходящий из реалистического понимания природы характеров людей, тогда как ТА — подход теоретический, исходящий из определенной теоретической ориентации, концепции. (При этом важно отметить, что ТА весьма напоминает материалистические подходы в той же социологии, и отчасти основывается на них (см., напр.: Луков Вал., Луков Вл., 2004: 99). Чтобы пояснить это различие между реалистическим (материалистическим) и теоретическим (концептуальным), обратимся, например, к учению о темпераментах Э. Кречмера. Так, циклоидный и шизоидный темпераменты у Кречмера — результат не концептуального, теоретического анализа, а живого, естественно-научного обобщения множества эмпирических фактов (сотни клинических случаев, изученных Э. Кречмером во время его работы в психиатрической клинике в Тюбингене). Напротив, такие понятия ТА как «тезаурус», «тезаурусная конструкция», «ориентационный комплекс», «свое/чужое/чуждое» и др. — это теоретические понятия, с их внутренней «математикой», «гармонией», создающей концепцию (М. Е. Бурно). В тоже же время, полагаем, что в отношениях между обоими подходами видится не взаимоотрицание, а скорее их взаимодополнительность. Так, многие результаты исследований в духе ТА могут быть осмыслены иначе — естественно-научно, в духе ХК, как это видно, в частности, на примере рассмотренной выше работы Вл. А. Лукова о литературах Франции и России. С другой стороны, в виду постоянного развития теории тезаурусного анализа, дополнения его основных положений новыми идеями и концептами, представляется возможным введение в его теоретический аппарат и естественно-научного понятия о характере, который мог бы рассматриваться как один из ключевых факторов «конструирования тезаурусов», наряду с гендерным, возрастным, статусно-ролевым, культурным, фактором образования, фактором образа и стиля жизни (см.: Луков, 2014: 128). Кроме того, важным сближающим моментом для обоих подходов сегодня выступает и такое новое, уточненное, понимание тезауруса не как только ориентационного комплекса, но и как свода знаний, которые «…непосредственно не связаны с ориентационной функцией, но расширяют понимание субъектом себя и мира, дают импульсы для радостной, интересной, многообразной жизни» (курсив мой. — Г. К.) (там же: 127). Т. е., говоря иначе, возможно сближение ТА и ХК прежде всего на почве творческого мироощущения-мировоззрения (которое в ХК накрепко связано с той или иной природой характера человека).

Заключение

Наконец, если говорить о практической (прикладной) стороне вопроса, то ТА и ХК, по-видимому, изначально имеют несколько различные области своего применения. ХК, как нам представляется, лучше работает там, где больше индивидуальной природной самобытности (сложные индивидуальные личностные особенности, особенности национально-психологические); ТА же в наибольшей мере реализует свой научный потенциал там, где больше социологических, общественных влияний на становление и развитие личности (особенности массового поведения, восприятия и т. п.). Однако и здесь мы не видим непреодолимых границ. Например, одним из направлений в ХК является т. н. креативная характерология (КХ), предложенная и развиваемая сегодня врачом-психотерапевтом, ученым секретарем Центра ТТС и ХК ППЛ К. Е. Гореловым, суть которой как раз состоит в том, чтобы не обременять по возможности пациента/клиента, приходящего на прием к психотерапевту, углублением в тонкости естественно-научной характерологии, но, напротив, постараться разобрать с ним особенности того или иного характера на примерах, взятых из популярной (массовой) культуры (например, известный американский телесериал про семейство Симпсонов) (см.: Психотерапия здоровых …, 2015: 47–68). И этот подход (КХ) успешно работает в отношении людей с более или менее конформной психикой (каких в любом обществе большинство), ориентирующихся в значительной мере не на самобытно-творческое, а на массовое, игровое, развлекательное, техническое.

В целом, мы надеемся, что этот, первоначальный и еще достаточно приблизительный, опыт сравнения базисных идей Тезаурусного анализа в гуманитарных науках и Характерологической креатологии, окажется полезным для представителей обоих подходов и станет импульсом для более глубокого знакомства с идеями друг друга.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бурно, М. Е. (2008) О характерах людей (психотерапевтическая книга). 3-е изд., испр. и доп. М.: Академический Проект; Фонд «Мир».

Бурно, М. Е. (2012) О самом главном в Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно (ТТСБ) сегодня // Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением (отечественный клинический психотерапевтический метод). 4-е изд., испр. и доп. М.: Академический проект; Альма Матер. С. 437–467.

Безумные грани таланта: Энциклопедия патографий (2004) / Авт.-сост. А. В. Шувалов. М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель»: ОАО «ЛЮКС».

Волков, П. В. (2013) Психологический лечебник: Разнообразие человеческих миров. Руководство по профилактике душевных расстройств. М.: Этерна.

Естественно-научные исследования творческого процесса (2010–2015). URL: http://characterology.ru/

Луков, Вал. А., Луков Вл. А. (2004) Тезаурусный подход в гуманитарных науках // Знание. Понимание. Умение. №1. С. 93–100.

Луков, Вал. А., Луков Вл. А. (2008) Тезаурусы: Субъектная организация гуманитарного знания. М.: Изд-во Нац. ин-та бизнеса, 2008.

Луков, Вал. А. (2011) Органицизм и биосоциология: их связь в свете тезаурусного подхода // Тезаурусный анализ мировой культуры : сб. науч. трудов. Вып. 22 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 22–37.

Луков, Вал. А. (2014) Тезаурусный анализ в гуманитарном знании: итоги проекта // Знание. Понимание. Умение. №4. С. 125–136.

Луков, Вал. А., Луков Вл. А. (2013) Тезаурусы II: Тезаурусный подход к пониманию человека и его мира. М.: Изд-во Нац. ин-та бизнеса.

Луков, Вл. А. (2011) Литература Франции и России: характерология культурных тезаурусов // Естественно-научные исследования творческого процесса. URL: http://www.characterology.ru/creatologia/philology/Lukov_literature-of-France-and-Russia/

Психотерапия здоровых. Психотерапия России. Практическое руководство по Характерологической креатологии (2015) / сост. и отв. ред. Г. Ю. Канарш; общ. ред. М. Е. Бурно. М.: Ин-т консультирования и системных решений.

Типологическая модель Э. Кречмера (2009) // Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров. Изд. 5-е, доп. / Райгородский Д. Я. (ред.-сост.). Самара: Издательский Дом «Бахрах-М». С. 227–303.

Хруцкий, К. С. (2010) О Биокосмологии, Аристотелизме и перспективах становления универсальной науки и философии [Электронный ресурс] // Biocosmology — Neo-Aristotelism. Т. 1. № 1. С. 18–33. URL: http://biocosmology.ru/elektronnyj-zurnal-biokosmologia-biocosmology-neo-aristotelism/Редакторскаястатья.pdf


[1] С этого года автор настоящей статьи работал в качестве научного сотрудника Института фундаментальных и прикладных исследований (до 2006 г. — Институт гуманитарных исследований) Московского гуманитарного университета.

[2] Интересно, что, как отмечает Вл. А. Луков, если для русских Франция — это, прежде всего, герои произведений А. Дюма-старшего (синтонного по своему характеру), то для самих французов ключевое место в их культуре занимают иные авторы, напр., Расин, Шатобриан, Пруст.