Филозоп А. А. Теоретико-методологические основания характерологической акмеологии

Терапия творческим самовыражением (ТТС), разработанная М. Е. Бурно как инновационный клинический подход в терапии духовной культурой, за тридцать лет своего применения стала востребованной не только в различных сферах медицинской профессиональной помощи, но и в психологии, педагогике, социальной работе. В настоящее время можно уже говорить о возникновении на основе ТТС новой научно-практической школы, развивающейся в трех основных направлениях: 1) как психотерапевтический метод лечения дефензивных психопатов и малопрогредиентно-шизофренических пациентов; 2) как естественнонаучная область исследования природных особенностей творческого характерологического переживания, мышления человека и характерологических закономерностей творчества (в самом широком смысле) — характерологическая креатология; 3) как гуманитарно-культурологический комплексный метод самоутверждения и духовного роста человека в творческой деятельности — Характерологическая терапия творческим самоутверждением (ХТТС).

Третье, гуманитарно-культурологическое, направление школы ТТС, разрабатывается уже более двух десятилетий в Одесском региональном отделении научно-методического центра ТТС под руководством Е. А. Поклитара. Одним из ключевых концептуальных положений в организации теоретической и практической деятельности Одесского центра ТТС, стало следующее утверждение, сформулированное М. Е. Бурно — Терапия творческим самовыражением, способствует личностному росту, обогащению и самоактуализации личности, обретению человеком смысла жизни, сообразно своему природному складу характера (Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением, 2003). Введение принципа комплексности, позволило Е. А. Поклитару расширить предметную область ТТС до постановки проблем мировоззренческого характера, рассматривать творчество не только с клинико-характерологических позиций, но в соотнесении с социальной, психологической и духовной плоскостью бытия человека. Анализ процесса самоутверждения и духовного роста человека, посредством жизнетворчества, проводится одесскими специалистами с опорой на знания о закономерностях и механизмах совершенствования человека, полученных не только из исследований в рамках клинической характерологии, но и из области философии, психологии, религиозной этики. Центральной в ХТТС провозглашается идея о том, что главным критерием зрелости личности и ее духовного здоровья является любовь, как внутреннее состояние и глубинное отношение к себе, к другим людям и к миру в целом (Избранные труды Одесской школы…, 2007).

В связи с этим, можно констатировать сближение научно-практических задач, решаемых в гуманитарно-культурологическом направлении ТТС, с задачами приоритетными для новой междисциплинарной области научного знания — акмеологии. Достаточно упомянуть одного из теоретиков и методологов акмеологии А. А. Бодалева, который отмечал, что существенное место в акмеологических исследованиях занимает прослеживание характера взаимовлияния свойств и качеств «физической» и «духовной» «субстанций» человека на пути достижения им вершины в профессиональной, личностной и социальной сферах (Бодалев, 1998).

Таким образом, в настоящее время актуальным и перспективным для дальнейшего развития научно-практической школы ТТС является интеграция знаний, накопленных в ее естественнонаучном и гуманитарном направлениях. Для решения данной проблемы возникла необходимость выделения новой междисциплинарной области изучения характерологических и психологических закономерностей и механизмов личностного роста человека до наивысшего уровня посредством творческого самовыражения и творческого самоутверждения — характерологической акмеологии. Вводимые границы предмета характерологической акмеология, с одной стороны, позволяют ее рассматривать как инновационное направление в акмеологической науке, а с другой — школы ТТС.

Одним из оснований выделения характерологической акмеологии в самостоятельную область исследования на стыке естественнонаучного и гуманитарного подхода к изучению человека и его жизнедеятельности стали наметившееся в последней трети ХХ века изменения в научной картине мира — возникновение в лоне общенаучной методологии постнеклассической парадигмы. Отличительным признаком постнеклассического этапа становления науки стало понимание мироздания, биосферы, ноосферы, общества, человека как единой целостности. Субъект находится не вне изучаемого объекта, а внутри него, как составная часть, познающая целое (Степин, 2000). Утверждение данного принципа в методологии науки предвосхитил советский философ и психолог С. Л. Рубинштейн, указывающий, что с появлением человека «возникновением нового уровня сущего во всех нижележащих уровнях выявляются новые свойства. Здесь раскрывается значение, «смысл», который приобретает бытие, выступая как «мир», соотнесенный с человеком как частью его, продуктом его развития. Поскольку есть человек, он становится не чем иным, как объективно существующей отправной точкой всей системы координат. Такой отправной точкой человеческое бытие становится в силу человеческой активности, в силу возможности изменения бытия, чем человеческое существование отличается от всякого другого» (Рубинштейн, 2003: 348). Как следствие такого подхода к миру и субъекту его познания в начале ХХI века выявляется тенденция сближения естественных и общественных наук. Становятся прозрачными, казавшиеся ранее непреодолимыми границы между методологиями естествознания и гуманитарного знания, а центром слияния диаметрально противоположных позиций начинает выступать человек. Таким образом, первичным методологическим основанием характерологической акмеологии выступает постнеклассическая парадигма, утверждающая относительность разделения «наук о природе» и «наук о духе» и признающая равноправной реальностью множество типов рациональности, «которые не отрицают друг друга, а делят между собой сферы влияния» (Гусельцева, Асмолов, 2007: 20).

Формирование характерологической акмеологии на постнеклассической методологической платформе открывает перспективу расширения проблемного поля в рассмотрении соотношения характера и творчества, биологической, психологической и социальной сущности человеческого бытия. Поскольку в таком случае естественнонаучный и гуманитарный взгляд на природу человека и различные стороны его жизнетворчества не противопоставляются, а взаимно дополняют и обогащают друг друга. Между тем, как отмечает В. М. Русалов, многие теоретические вопросы акмеологической науки относительно понимания вершины («акме») в становлении человека, как духовно зрелой личности, как субъекта деятельности, достигшего высшей уровня профессионального мастерства, как гражданина, становящегося образцом, эталоном для других людей и способного передать плоды своего развития, по-прежнему остаются не решенными (Феномен и категория зрелости…, 2007). Кроме того, категориально-понятийный аппарат и акмеологии, и психологии не остается неизменным, подвержен значительным трансформациям, что создает определенные трудности на пути концептуализации основных положений характерологической акмеологии. В частности, научные дискуссии между различными школами в психологической и акмеологической науках, своим итогом имеют не выработку единой позиции, а укрепление плюрализма мнений относительно содержания, таких центральных понятий для области человекознания, как «личность», «индивидуальность», «субъект» и др. Выход из сложившейся ситуации, на наш взгляд, — это четкое определение теоретико-методологической платформы, на которой должно возводиться «здание» акмеологической характерологии.

Вторым основанием характерологической акмеологии следует признать следующее положение Терапии творческим самовыражением, сформулированное М. Е. Бурно и получившее дальнейшее свое развитие в широком философско-психологическом контексте в работах Е. А. Поклитара: «Творчество как выполнение любого нравственного дела по-своему, сообразно своей духовной индивидуальности, помогает вернуться к себе самому (…), посветлеть, яснее увидеть свой путь, обрести смысл жизни. Содержательная встреча с самим собой в творчестве, кристаллизация индивидуальности обнаруживается душевным подъемом (творческим вдохновением), и в этом смысле Творчество и Любовь (в самом широком понимании — хотя бы как искренняя доброжелательность к людям) всегда вместе. Но человек творящий направлен к людям, служит им еще и тем, что своей оживленной индивидуальностью заинтересовывает, «заражает» их, побуждает к собственному творчеству. Ведь только духовная индивидуальность делает искусство искусством, вдохновение вдохновением, и только она вечна. Это так и в духовно-идеалистическом, и в духовно-материалистическом (клиническом) понимании» (Бурно, 2006: 18). Одной из приоритетных задач, решаемых в теоретических и прикладных исследованиях в характерологической акмеологии, должна стать задача построения модели развития человека до акмического уровня, интегрирующей в себе знания о механизмах и закономерностях достижения человеком своего «акме» в различных сферах жизнедеятельности, сообразно своей духовной индивидуальности. В связи с этим в качестве основных единиц анализа при содержательном описании «акме» мы выделяем такие феномены, как «характер», «творчество», «индивидуальность», «субъект», «духовность». Кратко рассмотрим каждое из перечисленных понятий в контексте предметной области характерологической акмеологии.

Характер. Центральное место в научно-практической школе ТТС занимает клиническое учение о характерах. М. Е. Бурно определяет характер конкретного человека как его душевно-телесную индивидуальность (Бурно, 2005). Классификация характерологических радикалов, принятая в ТТС, опирается на принципы психиатрического клиницизма, обобщает понимание сущности того или иного типа характера, описанные в трудах Э. Кречмера, П. Б. Ганнушкина, С. А. Суханова и др. отечественных и зарубежных врачей клиницистов. В отличие от многочисленных психологических концепций характера, выстраиваемых в отрыве от индивидных свойств человека, в ТТС патологический и здоровый характерологический рисунок — это всегда в «снятом» виде есть отражение природной, защитно-приспособительной работы организма, проявляющихся в само- и мироощущении человека, в его поведении, в системе отношений к другим людям и к миру в целом (Бурно, 2006). В рамках характерологической акмеологии возникает необходимость соотнесения понятий «характер» и «индивидуальность», «характер» и «характерологический радикал». Прежде всего, следует отметить, что характер, как «сочетание наиболее устойчивых свойств личности, проявляющихся в поведении человека и определенном отношении его к окружающей действительности и к самому себе» (Мягков, Боков, Чаева, 2002: 71) является лишь одним из структурных компонентов индивидуальности (более подробно сущность содержания понятия «индивидуальность» будет нами изложена далее). Если поставить вопрос о мере влияния социокультурных факторов на характер конкретного человека, то ответ может быть следующим: характерологический радикал задает меру адаптационных возможностей человека к социокультурной среде, в которой он развивается и действует, а характер есть определенный результат этого процесса адаптации. Поэтому характер человека — это, по выражению С. Л. Рубинштейна, «закрепленная в индивиде система генерализованных побуждений, мотивов» (Рубинштейн, 2003: 258), где источник мотивов поведения не только свойства индивида (как биологической единицы), но и внешние обстоятельства его жизнедеятельности.

Творчество. В общем виде понятие «творчество» отражает присущую только человеку «деятельность, результатом которой является создание новых материальных и духовных ценностей» (Психология, 1990: 393). В процессе антропогенеза способность к творчеству формируется одновременно с сознанием человека и проявляет себя в умении находить нестандартные решения в конкретных ситуациях. Как отмечает А. П. Садохин, «современные семиотические исследования позволяют утверждать, что в критических жизненных ситуациях выживали лишь те особи, которые смогли выработать так называемое парадоксальное поведение — способность к нетрадиционному решению жизненно важных проблем» (Садохин, 2002: 122). Отсюда следует, что первичная функция творчества адаптационная, позволяющая человеку эффективно приспособиться к окружающей среде, за счет ее активного преобразования, сообразно своим потребностям и целям. В онтогенетическом плане творчество выступает одним из наиболее важных «инструментов», при помощи которого, по словам Л. И. Анцыферовой, человек созидает свой внутренний мир, гармонизирует собственную душевную жизнь (Анцыферова, 2004). Феномен творчества в психологической науке рассматривается под различным углом зрения, например, 1) как специфическая форма деятельности, порождающая новые продукты: идеи, материальные объекты, поведенческие паттерны и т. д.; 2) как специфический процесс экстериоризации «Я» — выражение не вербализуемых слоев человеческой субъективности; 3) как неотъемлемое условие самоактуализации личности; 4) как уникальный процесс самовыражения и самоутверждении индивидуальности человека в своем жизненном пространстве; 5) как особое экзистенциальное переживание (модус существования) и т. д. (Психология, 1990). Мы привели лишь некоторые наиболее известные интерпретации феномена творчества, существующие на современном этапе развития психологической науки. Между тем, этот список можно было бы дополнить еще не одним десятком пунктов. Но, несмотря на достаточное широкое, порой диаметрально противоположное понимание природы и сущности процесса творчества, следует отметить, что в творческом акте всегда находят свое выражение: во-первых, стремление человека преодолеть разрыв между внутренним (пространством своего «Я») и внешнем миром; во-вторых, в творческом процессе возникает новый продукт, вырастающий, с одной стороны, из уникальности индивида, а с другой — обусловленный событиями, людьми и обстоятельствами жизни; в-третьих, переживания сопряженные с процессом творчества (творческое вдохновение) способствуют актуализации и приумножению потенциала личности; и, в-четвертых, творчество это особая форма трансценденции, особое состояние сознания, характеризующееся переживанием целостности своего бытия, своей духовной индивидуальности. Таким образом, творчество — это один из главных атрибутов личностного «акме», отражающий способность личности принимать участие в созидании духовных и материальных ценностей человеческого мира («творении мира»), сообразно своей индивидуальности, перед лицом Вечности.

Индивидуальность. Данное понятие характеризует человека, с одной стороны, как носителя социально значимых отличий от других людей, с другой, — отражает своеобразие его психики и индивидных свойств, его уникальность и неповторимость (там же, 1990). Индивидуальность, как единица анализа содержательного плана «акме» человеческого развития, наиболее полно может быть описана с позиций импликативной модели свойств человека, предложенной В. М. Русаловым (Феномен и категория зрелости…, 2007). Он выделяет четыре основных уровня индивидуальности. Первый — высший уровень он обозначает как «субъектно-содержательный личностный» и относит к нему индивидуальные (личностные) смыслы, индивидуальную систему ценностей, самоотношений и самооценок человека. Второй, — «личностный динамико-содержательный» уровень индивидуальности, по мнению В. М. Русалова, характеризуется двойственной детерминацией: социальными факторами, такими как опыт, образование и др., и природными предпосылками — свойствами нервной системы человека. «Третий уровень индивидуальности касается так называемых поведенческих, стилевых, формально-динамических, или темпераментальных, свойств индивидуальности (там же: 41). И последний, четвертый уровень индивидуальности отражает, согласно модели В. М. Русалова, «биологические свойства человека как индивида» (там же: 42). Важно также отметить, что в рассмотренной модели, понятие «индивидуальность» является более общим по отношению к понятиям «личность» и «индивид», а три плана бытия конкретного человека, раскрывающиеся этими понятиями, выступают лишь внутренними средствами для реализации жизненной траектории человека как субъекта — наивысшего уровня развития всех его свойств (там же). Таким образом, одно из ключевых понятий для научно-практической школы ТТС «духовная индивидуальность» (неразрывно связанное с феноменом творчества) в характерологической акмеологии может быть проанализирована как высший, «субъектно-содержательный личностный» уровень индивидуальности, с одной стороны, отражающий в «снятом» виде компоненты нижестоящих уровней, а с другой, — тесно примыкающий к субъекту.

Субъект —  это одно из центральных понятий гуманитарных наук, в частности, психологии, категориальный статус, которого является в настоящее время наиболее дискуссионным. Как и многие другие психологические категории, такие как личность, деятельность и д.р., понятие «субъект» исходно является философской категорией. Субъект «как философская категория раскрывает определенное качество активности человека, его способность к самоопределению и саморазвитию, способность достраивать субстанцию, созидать, развивать и реализовывать ее новые возможности» (Огнев, 1997: 21). Наиболее полно категория «субъекта», разработана в отечественной психологии (С. Л. Рубинштейн, Д. Н. Узнадзе, Б. Г. Ананьев, А. В. Брушлинский и др.). В наши задачи не входит всесторонний анализ данной категории, поэтому мы ограничимся лишь основными положениями субъектного подхода в психологии, соотнося их с предметной областью характерологической акмеологии.

А. В. Брушлинский творчески развивая субъектно-деятельностную концепцию своего учителя С. Л. Рубинштейна, для которого субъект — это «саморазвивающийся человек, влияющий на собственную деятельность и другие виды активности» (Знаков, 2005: 92], формирует новое самостоятельное направление психологической науки — психологию субъекта. По мнению А. В. Брушлинского, человеку, как субъекту свойствен ряд качеств, главное из которых — целостность. Именно в концепции А. В. Брушлинского субъект является интегратором всех свойств человека, эта категория включает в себя качества и личности, и индивида, и индивидуальности: «Субъект — это наиболее широкое, всеохватывающее понятие человека, обобщенно раскрывающее единство всех его качеств: природных, социальных, общественных, индивидуальных» (Брушлинский, 2003: 16). Кроме того, в трудах А. В. Брушлинского субъект всегда неотделим от творческого начала в человеке: «Субъект в своей деятельности, духовности и т. д. — это субъект творчества, созидания, инноваций. Любая его деятельность (хоть в минимальной степени) является творческой и самостоятельной» (Брушлинский, 1990: 8). Оба этих положения, целостность и творческая сущность субъекта, являются, в методологическом плане, ключевыми для интеграции естественнонаучного и гуманитарно-культурологического направления школы ТТС в плоскости характерологическо-акмеологического научного знания. Поскольку, главная цель ТТС — обретение человеком счастья быть самим собой (сообразно своей природе) с осознанием общественной полезности (Бурно, 2006: 341) достигается только в случае, если пациент (или здоровый человек с дефензивными переживаниями) вырабатывает нравственно-творческий путь-смысл в жизни, осознает и чувствует неразрывную связь собственной духовной индивидуальности с природной неслучайностью (в рамках своего возраста, характера, пола), неповторимостью в истории Человечества, в Природе, во Вселенной (там же: 367), т. е. по сути становится субъектом — автором своей жизни. В акмеологии, как правило, понятием «субъект» обозначается высшее «совершенное качество человека, личности (группы), его стремление к идеалу и достижению последнего» (Акмеология, 2006: 276).

Духовность. Проблема духовности в настоящее время привлекает внимание не только философов, богословов, культурологов, но становится объектом исследования психологической и акмеологической науки. Не смотря на различия, существующие в интерпретации феномена духовности в философских, религиозных и концепциях гуманитарных наук, общим является признание главным аспектом духовности, отличающей ее от других явлений, что «…духовное всегда связывается с выходом за пределы эгоистических интересов, предполагает, что цели и смысложизненные ориентиры человека укоренены в системе надындивидуальных ценностей» (Ильичева, 2003: 19). Исторически первыми формами духовного становления человека выступали религия и искусство. В первом случае центральный механизм духовного развития — религиозная вера, во втором — творчество. С позиций психологической науки духовность — это 1) целостное психическое явление поиска истины, добра, красоты; нравственное проявление направленности личности; 2) ценностно-смысловое отражение человеком окружающей действительности; 3) усвоение и создание новых духовных ценностей в процессе самореализации личности (Коваль, Родионова, 1997). Духовность, как целостное психическое явление, есть важнейший атрибут субъекта. Отсюда следует, что «духовное» не является врожденным качеством индивида, а формируется в процессе развития человека. Основными источниками возникновения духовности в онтогенезе являются: во-первых, система взаимодействий человека с миром культуры, при которой происходит не только интериоризация, но и раскрытие, утверждение новых индивидуальных смыслов культурных ценностей; во-вторых, нравственная рефлексия личности, осознание «субъектом не только свободы определения своих поступков, но и духовной ответственности за них» (Знаков, 2005: 154). На субъективном уровне, т. е. на уровне сознания личности, основной психологический смысл духовности состоит в преодолении разрыва между миром «внутренним» и «внешним», установления между ними гармонии. Для характерологической акмеологии представляется важным выдвинутая в гуманитарно-культурологическом направлении ТТС идея о том, что творческое самоутверждение человека в жизненном пространстве неразрывно связано с его духовным совершенствованием (Избранные труды Одесской школы…, 2007). Поэтому в общем виде личностное «акме» можно определить как процесс жизнетворчества, кульминацию духовного становления человека сообразно своим природным особенностям.

Третьим основанием характерологической акмеологии являются результаты наших собственных теоретико-экспериментальных исследований процесса фасилитации развития и формирования личностной адаптированности лиц пожилого и старческого возраста. Теоретико-методологической основой исследований выступала концепция Терапии творческим самовыражением М. Е. Бурно, философско-психологические положения о творческом самоутверждении человека, разрабатываемые Одесским центром ТТС, и субъектный подход к изучению становления и самоопределения личности на поздних этапах онтогенеза (С. Л. Рубинштейн, К. А. Абульханова, Л. И. Анцыферова и др.) (Филозоп, 2005). Комплекс средств творческого самовыражения, применяемый в процессе экспериментально-психологической работы, включал в себя терапевтические методики из арсенала ТТС: проникновенно-творческое погружение в прошлое, творческий поиск одухотворенности в повседневном, творческое общение с природой, литературой, искусством, наукой, создание творческих произведений. Для описания содержательного плана и основных механизмов достижения человеком личностного «акме» в период зрелости представляются значимыми следующие выводы, сделанные на основании проведенной исследовательской работы. Во-первых, в период поздней взрослости именно субъектность как интегративное, системообразующее качество человека определяет возможности активной адаптации к изменениям, происходящим во всех сферах и уровнях его жизнедеятельности. Во-вторых, модель фасилитации развития личности (личностной адаптированности) на поздних этапах онтогенеза включает в себя четыре взаимосвязанных и взаимообусловленных этапа: 1) актуализацию творческого потенциала личности; 2) установление позитивной идентичности (т.е. гармонизацию «Я-концепции, формирование способности переживать непрерывность и целостность своего «Я» в соотнесении с социальной средой, в которую включен человек); 3) определение индивидуально приемлемых форм выражения духовной индивидуальности в социуме; 4) достижение жизненной компетентности.

Изложенный проект характерологической акмеологии, безусловно, в настоящее время — это лишь «контур» будущего нового направления акмеологической науки и научно-практической школы ТТС. Необходим анализ обширного материала, который накоплен за не одно десятилетие применения концептуальных положений и принципов ТТС в немедицинских сферах помощи, под углом зрения акмеологической науки. Кроме того, утверждение предметной области характерологической акмеологии невозможно без проведения опытно-экспериментальных исследований изучения процесса достижения человеком вершин в своем личностном развитии, на различных этапах зрелости. Однако, уже сегодня можно утверждать, что развитие характерологической акмеологии позволит получить ответы на актуальные вопросы, которые ставит перед современной наукой сама жизнь: каковы источники, механизмы и содержание вершин личностного развития человека с хроническим соматическим, психическим или патохарактерологическим расстройством? Какое влияние оказывает творческое самовыражение (самоутверждение), сообразно особенностям характера, на способы, стратегии структурирования личностью своего жизненного пути на каждом из этапов онтогенеза? Каким образом каждый из типов характерологического радикала, описанных в ТТС, определяет профессиональное, нравственное, духовное самосовершенствование личности и достижение в этом процессе наивысшей точки — «акме»?

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Акмеология (2006). Под общ. ред. А. А. Деркача. М.: Изд-во РАГС.

Анцыферова, Л. И. (2004) Развитие личности и проблемы геронтопсихологии. М.: Изд-во «Институт психологии РАН».

Бодалев, А. А. (1988) Вершина развития взрослого человека: характеристики и условия достижения. М.: Флинта-Наука.

Брушлинский, А. В. (1990) Деятельность субъекта и психическая деятельность // Деятельность: теория, методология, проблемы. М.: Политиздат.

Брушлинский, А. В. (2003) Психология субъекта (лекция, прочитанная студентам, аспирантам и преподавателям факультета психологии Тверского государственного университета 19 октября 2001 года) // Психологический журнал. Т. 24. №2.

Бурно, М. Е. (2005) О характерах людей (психотерапевтическая книга). М.: Академический Проект.

Бурно, М. Е. (2006) Терапия творческим самовыражением. М.: Академический Проект.

Гусельцева, М. С., Асмолов, А. Г. (2007) Парадигмы развития в психологии // Мир психологии. №2. С. 18–31.

Знаков, В. В. (2005) Психология понимания: Проблемы и перспективы. М.: Изд-во «Институт психологии РАН».

Избранные труды Одесской школы Терапии творческим самовыражением (2007). Под ред. Е. А. Поклитара, М. А. Раскиной. Одесса: «Астропринт».

Ильичева, И. М. (2003) Духовность в зеркале философско-психологических учений (от древности до наших дней). М.: Изд-во МПСИ; Воронеж: Изд-во НПО «МОДЕК».

Коваль, Н. А., Родионова, Е. В. (1997) Методика исследования индивидуального духовного пространства. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина.

Мягков, И. Ф., Боков, С. Н., Чаева, С. И. (2002) Медицинская психология: пропедевтический курс. М.: Логос.

Огнев, А. С. (1997) Теоретические основы психологии субъектогенеза. Воронеж: Изд-во ВФ РАГС.

Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением (2003). Под ред. М. Е. Бурно, Е. А. Добролюбовой. М.: Академический Прект, ОППЛ.

Психология. Словарь (1990). Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. М.: Политиздат.

Рубинштейн, С. Л. (2003) Бытие и сознание. Человек и мир. СПб.: «Питер».

Садохин, А. П. (2002) Этнология. М.: Гардарики.

Степин, В. С. (2000) Теоретическое знание: Структура, историческая эволюция. М.: Прогресс.

Феномен и категория зрелости в психологии (2007). Отв. ред. А. Л. Журавлев, Е. А. Сергиенко. М.: Изд-во «Институт психологии РАН».

Филозоп, А. А. (2005) Фасилитация личностной адаптированности в период поздней взрослости средствами творческого самовыражения: Автореф. дис. канд. психол. наук. Воронеж.