Метелкина Т. Ю. Терапия творческим самовыражением (характерологическая креатология) путем освоения духовной культуры православия. Часть III

ТТС И ПРАВОСЛАВИЕ В КОНКРЕТНЫХ ЗАНЯТИЯХ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

ЗАНЯТИЕ 5.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ХАРАКТЕРОВ.

ОТРАЖЕНИЕ ХАРАКТЕРА ЧЕЛОВЕКА В ЕГО ТВОРЧЕСТВЕ.

ЕВАНГЕЛИЕ ОТ МАТФЕЯ И ИОАННА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ХАРАКТЕРА АВТОРА.

МОЛИТВА ГОСПОДНЯ — КАК ВЫ ЕЕ ПОНИМАЕТЕ? ТОЛКОВАНИЕ МОЛИТВЫ.

На предыдущих занятиях мы с вами изучали характеры людей и пытались примерить их на себя, понять к какому типу характеров принадлежит каждый из нас. Мы пытались найти созвучие своей душе.

А как Вы думаете, какой из этих характеров самый сильный, самый гармоничный? Обоснуйте свою мысль.

А какой характер был у Адама и Евы? Вспомните историю сотворения человека и его грехопадения.

Впрочем, о характере людей до грехопадения сказать мало что можно. Была гармония вне конкретных характеристик, а вот с момента сооблазнения Евы начинают проявляться характеры первых людей. Как ведет себя Ева? Она любопытна и доверчива, а Адам? Каков он? После грехопадения уже намекает на то, что Бог виноват в случившемся: «Жена, которую Ты дал мне, ела плод запретный и меня соблазнила». С меня и спрашивать нечего, невиноватый я.

Получается, характеры возникли вследствие повреждения природы человеческой, разделились перволюди между собой, разделились их души внутри них, цельный белый свет Божественной энергии распался на радугу составляющих, и что гораздо хуже, появился антагонист белого — поглотитель всех цветов и оттенков — цвет черный, как символ отказа от Божественного света любви.

И вот сейчас мы изучаем многообразие характеров для того, чтобы понять какого оттенка света недостает каждому из нас и где почерпнуть недостающее.

Если мы обратимся к истории Церкви, то найдем множество характеров Святых подвижников, которые стремились преодолеть ограниченность своего мировосприятия и прорваться к первоисточнику, к первообразу человеческому, данному при творении.

Поэтому так велико число различных молитв, акафистов и канонов в практике церковной жизни, что творили их люди с разными характерами, с разным миросозерцанием, и каждый из них по-своему разговаривал с Богом через молитвенное обращение.

Давайте с этой точки зрения почитаем Евангелие. Вы знаете, что существует 4 канонических текста Евангелия, которые и называются по имени своих авторов: Евангелие от Матфея, Евангелие от Луки, Евангелие от Марка и Евангелие от Иоанна.

Прочтем по главе из обоих Евангелий. На что Вы обратили внимание? Чем отличается повествование у авторов? Как Вы думаете, кто из них более «заземлен», реалистичен? Обоснуйте свое мнение.

Немного исторических сведений о личностях евангелистов.

Матфей был сборщиком податей, уже сама должность предполагает определенные черты характера, необходимые для хорошего исполнения обязанностей, да? Такой человек не может «парить в эмпиреях», иначе он сам окажется без средств к существованию. Человек практический и, наверное, властный, иначе как бы он собирал налоги? Кто бы его послушал? И посмотрите на что, в первую очередь, он обращает внимание в своем повествовании: на родословие Иисуса. Матфей должен привести неопровержимые свидетельства Царственного происхождения Христа, как было обещано иудеям многочисленными ветхозаветными пророками. И он пишет родословие, которое будет убеждать таких же практических людей как он сам, склонных верить признанным авторитетам и истории, чем своему внутреннему переживанию. Не случайно в Евангелии от Матфея так много ссылок на Ветхий Завет, одну из них Вы уже нашли в первой главе.

Теперь о личности евангелиста Иоанна. Это был любимый ученик Иисуса, который на Тайной вечере возлежал у него на груди и которому Иисус поручил заботиться о своей матери, сказав «Се, мати твоя». Евангелист Иоанн был сыном зажиточного рыбака Заведея и Соломии, проживавших в Вифсавии, и братом Апостола Иакова. Первоначально Иоанн слушал проповеди Иоанна Крестителя и сделался его учеником. Появление Иисуса Христа, в котором Иоанн Креститель признал Истинного Мессию, произвело огромное впечатление на Иоанна. Иоанн последовал за Спасителем мира и сделался Его учеником. «Услышав от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом» (Иоан. 1:37). Иоанн за свой ясный ум, сообразительность и мудрость, стал любимым учеником Иисуса Христа. «Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса» (Иоан. 13:23). А за свой удивительный дар ясно и понятно, в доходчивой форме изъяснять учение Христово, был прозван Богословом. Иоанн Богослов написал наибольшее количество текстов, вошедших в Библию. Он автор Евангелия, носящего его имя, посланий и последней книги Библии — Откровения или Апокалипсиса.

Иоанн был очевидцем всех событий из земной жизни Иисуса Христа. Мать Спасителя мира была поручена ему на попечение. «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина. Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Матерь твоя! И с этого времени ученик сей взял Ее к себе» (Иоан. 19:25–27). Характер Иоанна не был мягким и тихим. Он был один из двух «сыновей громовых». «Иакова Зеведеева и Иоанна, брата Иакова, нарекши им имена Воанергес, то есть «сыны Громовы»» (Марк 3:17). Он с ревностью к вероучению изобличал лжепророков и лжеучителей. «Кто говорит: «я познал Его», но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Иоан. 2:4). «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его» (2Иоан. 1:10). Иоанн часто любил повторять одни и те же слова «возлюбленные, любите друг друга». Когда у него спрашивали, почему он повторяет именно эти слова, он отвечал: «потому что это заповедь Божия, и если она исполняется, то и достаточно». Эти мысли выражены в таких высказываниях Иоанна. «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога» (1Иоан. 4:7). «Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга» (1Иоан. 4:11). «Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною» (1Иоан. 3:18). «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Иоан. 4:8). «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Иоан. 4:16).

Евангелие есть боговдохновенная книга, в которой каждый из евангелистов передал благую весть сообразно с особенностями своего нрава, пропустив через себя. Еще и поэтому эта книга бесконечна, что каждый читающий может найти нечто созвучное своей природе, найти такие важные подробности для своего мировосприятия, которые затрагивают самые основы душевного склада.

Существует великое множество молитв и акафистов, канонов, обращенных и ко Господу, и к Богородице, и к святым. Вы сами сможете насладиться этими замечательными произведениями человеческого духа, если только откроете любой самый краткий молитвослов. Они бывают разными, буквально на все случаи жизни. Сейчас выпускают молитвословы и для начинающих свой духовный путь, и для монахов, даже видела уже «молитвослов православного воина». Состав молитв может быть в них разным, но вот без молитвы «Отче наш» вы не встретите ни одного. Ведь это единственная молитва, которую дал нам Иисус Христос для обращения к Богу, когда ученики спросили Господа как им нужно молиться. В Евангелии от Луки (гл.11) написано об этом. Давайте прочитаем этот отрывок вместе и попробуем объяснить.

«Отче наш! Иже еси на небеси! Да святится имя твое, да приидет царствие твое, да будет воля твоя яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и остави долги наша, яко же и мы оставляем должником нашим. И не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого. Аминь».

А вот какое толкование дает блаженный Симеон, архиепископ фесаллоникийский.

Отче наш — потому что Он наш Создатель, сотворивший нас из ничего, и через Сына своего по естеству соделался для нас Отцем по благодати.

Иже еси на небесех, — потому что Он почивает во Святых, будучи свят, как написано; святее же нас Ангелы, пребывающие на небе, и чище земли небо. Потому Бог преимущественно и есть на небесах.

Да святится имя твое. Поелику Ты свят, то освяти имя свое и в нас, освяти и нас, так, чтобы мы, соделавшись твоими, могли святить твое имя, возвещать его, как святое, прославлять его в себе, а не хулить.

Да приидет царствие твое. Будь нашим Царем ради наших добрых дел, а не врагом ради наших злых дел. И да приидет царствие твое, — последний день, когда Ты приимешь царство над всеми, и над врагами, и царство твое будет вечно, каково оно и есть; ожидает оно, впрочем, достойных и готовых к тому времени.

Да будет воля твоя, яко на небеси, и на земли. Утверди нас, как Ангелов, чтобы воля твоя была исполняема в нас и нами, как и в них; да будет не наша воля страстная и человеческая, но твоя, бесстрастная и святая; и, как Ты соединил земное с небесным, так и в нас, находящихся на земле, да будет небесное.

Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Хотя мы просим и о небесном, но мы смертны и, как люди, просим для поддержания нашего существа и хлеба, зная, что и он — от Тебя, и Ты один ни в чем не имеешь нужды, а мы связаны нуждами и в Тебе полагаем дерзновение свое. Прося только хлеба, мы не просим излишнего, но необходимого для нас на настоящий день, так как мы научены не заботиться и о завтрашнем дне, потому что Ты печешься о нас и в настоящий день, будешь пещись и завтра, и всегда. Но и другой хлеб наш насущный даждь нам днесь — хлеб живой, небесный, всесвятое тело живого Слова, которого не ядущий не будет иметь ни мало жизни в себе. Это — хлеб насущный: потому что он укрепляет и освящает душу и тело, и не ядый его не имать живота в себе, а ядый его жив будет во век (Иоан. 6, 51.53.54).

И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим.

В этом прошении выражен весь смысл и вся сущность божественного Евангелия: ибо Слово Божие и пришло в мир для того, чтобы оставить нам наши беззакония и грехи, и, воплотившись, для этой цели совершило все, пролило свою кровь, даровало таинства во оставлении грехов и это заповедало и законоположило. Отпущайте и отпустят вам, говорит Оно (Лук. 6, 37). И на вопрос Петра, сколько раз отпускать согрешившему в день, отвечает: до седьмидесят крат седьмерицею, вместо: без счета (Мф. 18, 22). Кроме того, Оно определяет этим успех самой молитвы, свидетельствуя, что, если молящийся отпустит, отпустится и ему, и если оставит, оставится и ему, и оставится в той мере, в какой он оставит (Лук. 6, 36.38), — разумеется, грехи против ближнего и Создателя: потому что этого хочет Владыка. Ибо все мы равны по природе и все вместе рабы, все погрешаем, отпуская не много, получаем весьма много и, давая прощение людям, сами получаем прощение от Бога.

И не введи нас во искушение: потому что весьма много у нас искусителей, полных зависти и всегда враждебных, и много искушений от демонов, от людей, от тела и от беспечности души. Искушениям подвергаются все — и подвизающиеся, и нерадящие о спасении, праведники даже больше, для своего испытания и возвышения, и они тем более имеют нужду в терпении: потому что дух, хотя и бодр, но плоть немощна. Искушение также, если ты презришь брата, если соблазнишь его, оскорбишь, или покажешь беспечность и нерадение о делах благочестия. Потому, чем бы мы ни согрешили пред Богом и братом, мы просим Его помиловать нас, сами милуя и отпуская, и не ввести нас во искушение. Если кто даже и праведен, пусть не надеется на себя самого: потому что праведным можно быть только при смирении, милосердии и отпущении другим их грехов.

Но избави нас от лукаваго: потому что он — непримиримый, неутомимый и неистовый враг наш, а мы пред ним слабы, так как он имеет тончайшую и неусыпную природу, — враг лукавый, изобретающий и соплетающий нам тысячи козней, и всегда измышляющий нам опасности. И если нас не исхитишь из них Ты, Создатель и Владыко всего и самого лукавого, диавола с его клевретами, равно и Ангелов, и нас: то кто возможет исторгнуть нас? У нас нет сил постоянно противоборствовать этому невещественному, столько завистливому, коварному и хитрому врагу. Избави же нас Сам от него.

Яко твое есть твое есть царство, и сила, и слава во веки. Аминь.

И кто искусит и оскорбит находящихся под твоим владычеством, Боже всего и Владыко, владеющий и Ангелами? Или кто противостанет твоей силе? — Никто: поелику всех Ты сотворил и соблюдаешь. Или кто противустанет славе твоей? Кто дерзнет? Или кто может объять ее? Ею исполнены небо и земля, и она превыше небес и Ангелов: потому что Ты един — всегда сущий и вечный. И твоя слава, царство и сила Отца, и Сына, и Св. Духа во веки веков, аминь, т. е., поистине, несомненно и подлинно.

Я попрошу Вас в качестве домашнего задания прочесть несколько молитв, может быть кому-то захочется почитать канон или акафист. Постарайтесь прочесть их не только и не сколько умом, а вслушиваясь в свой внутренний настрой, находя близкое себе. Это могут быть всего несколько слов или предложений. На следующем занятии мы обменяемся впечатлениями.

 

ЗАНЯТИЕ 6.

ОТРАЖЕНИЕ ДУХОВНОЙ СФЕРЫ В ТВОРЧЕСТВЕ ЧЕЛОВЕКА.

ИКОНОПИСЬ, ЕЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ЖИВОПИСИ.

ИСТОРИЯ ОДНОГО ОБРАЗА, ОПЫТ ПРОЧУВСТВОВАНИЯ.

ДУХОВНАЯ МУЗЫКА.

Сегодняшнее занятие мы посвятим иконе и духовной музыке.

Вначале давайте ответим на вопрос: является ли икона картиной и может ли картина быть иконой?

Что такое картина, объяснят все, кто же этого не знает? Это изображения людей, природы, интерьеров и зданий, или фантазий человека живописными средствами. А икона? На ней ведь тоже изображаются люди, и природа, и здания, конечно, и люди необыкновенные — святые, и явления природы чудесные, однако по сути — тоже отображение. А что такое нота? Это графический символ звука, и человек, знающий символику нот, может напеть мелодию по записи этих графических символов. Так и икона — это живописная запись Слова-Логоса, живописная запись величайших событий духовного мира. Поняв символику иконы, изучив все ее «буквы», мы откроем окошко в мир другой реальности.

Иконы именуются святыми не только потому, что они освящены в церкви, т. е. на них призвана благодать Святого Духа через молитвы, но и потому, что святость — это одно из свойств Бога, отражается и в угодниках Божиих, и в физических предметах. Поэтому почитание святых людей, священных предметов и изображений, а также собственное стремление к подлинному Богообщению и преображению — явление одного порядка.

Для нас, людей современных, бывает трудно понять язык иконы древнерусской школы, все кажется, что иконописцы просто не умели рисовать, поэтому и изображения получались такими непропорциональными, да и перспектива нарушенной. Чтобы не быть голословной приведу в качестве иллюстраций несколько старинных икон и более близких к нашему времени по написанию.

Вы, конечно, заметили разницу в характере изображений, а обратили ли Вы внимание на разность характеров иконописцев-авторов? Как Вы думаете, к какому типу характера близок данный автор?

Давайте посмотрим, как русские художники трактовали евангельские сюжеты (на примере картин Иванова А. А. и Крамского И. Н.).

Что Вы можете сказать о картинах, чем они схожи с иконами и в чем отличие?

Давайте подведем итог всему сказанному.

Картина представляет собой художественный образ, созданный творческой фантазией художника, который является формой передачи собственного мироощущения, оно зависит от многих причин: исторической ситуации, политической системы и т. п. Картине присуща ярко выраженная индивидуальность автора, своеобразная живописная манера, приемы композиции, цветовое решение. Картина эмоциональна, восприятие ее происходит через чувство душевное и выражает она переживания автора по поводу изображенного.

Икона — образ иного мира, символ небесного в земной жизни. Авторство иконы намеренно скрывается, ибо иконописание — это не самовыражение, а служение. Икона рассчитана не на душевное восприятие, она лишена эмоций автора. Икона — средство для общения с Богом и святыми.

А сейчас я предложу Вашему вниманию икону, которая, на мой взгляд, является замечательным исключением из всего вышесказанного.

Это икона «Взыскание погибших», которая находится сейчас в храме Воскресения Словущего в Брюсовом переулке (м. Охотный ряд).

 Немного истории. Название иконы связано со сказанием Пролога от 23 июня о покаянии инока Аданской церкви (Малая Азия) преп. Феофила. В царствование Юстиниана (VI в.) Феофил служил экономом в доме архиерея, но был оклеветан и изгнан. Не вытерпев унижения, инок возроптал и отрекся от Христа и Богородицы, заключил союз с дьяволом и подписал с ним договор. Впоследствии, раскаявшись в соделанном, инок затворился в храме и усердно молился перед образом Богородицы, называя ее «Взысканием погибших» и умоляя спасти его от вечной гибели. После долгих молитв Царица Небесная возвестила ему о прощении грехов и вернула подписанный им договор с сатаной.

В России образ прославился в 18 веке, когда крестьянин Федор Обухов был спасен от смерти в буран, помолившись Богородице и дав обет написать ее образ «Взыскание погибших».

История образа из Брюсова переулка начинается в середине 18 века.

В одной богатой дворянской семье хранилась картина итальянского мастера, на которой была изображена Мадонна с младенцем. Картина эта пользовалась большой любовью домашних, однако никогда не воспринималась как икона. Неожиданно глава семейства разорился, овдовел и остался в глубокой нищете вместе с 3-мя дочерьми на выданье.

Все имущество пропало, было продано за долги, но расстаться с картиной ни отец, ни дочери не могли. Находясь в последней степени отчаяния, взмолился страдалец о дочерях своих к Богородице, смотря на картину. Вскоре чудесным образом жизнь наладилась, достаток в дом вернулся, нашлись и знатные женихи для каждой из дочерей. Владелец картины понял, что молитва его была услышана, он освятил картину по чину иконы и передал образ в храм Рождества Христова в Палашах, где новоявленная икона прославилась множеством чудес.

И сейчас не иссякает поток страждущих к иконе, не иссякает и помощь, подаваемая через нее. Каждый получивший просимое приносит какое-либо украшение к иконе в знак глубокой благодарности к Богородице. Вы сами увидите эти многочисленные украшения, драгоценный оклад, покрывающий образ. По преданию оклад сделан из множества переплавленных серебренных крестиков, которые были принесены к иконе спасенными людьми.

А теперь обратимся к другой сфере творчества, к музыке. Небольшая цитата из Иоанна Златоуста: «Когда Бог увидел, что большинство людей ленивы и обращаются к религиозному чтению с неохотой…, то желая сделать такое занятие более приятным…, Он соединил мелодию с пророчеством… Ибо ничто так не поднимает душу, не дает ей крылья, не освобождает от земли, не выпускает на волю из темницы тела, не учит ее любить мудрости, как согласная мелодия и священная песня, сочиненная гармонично».

«Нам песня строить и жить помогает, она как друг и зовет и ведет», — это еще одна цитата о песне. Только не кажется ли Вам, что разговор здесь идет о разных песнях, т. е. о разных направлениях музыкальной культуры.

Мы привыкли к музыке, которая нас развлекает, отвлекает и помогает отключиться от проблем. Содержание песен сейчас отодвинуто даже не на второй, а на еще более дальний план. Зачастую современным музыкантам достаточно 2–3 рифм и ритмов, чтобы записать целый альбом популярной музыки. Да и гармонию в сих сочинениях бывает найти трудно, т. е. гармония видимо присутствует в соответствии с внутренним миром автора, тревожным, разорванным или ограниченным.

Существует еще классическая музыка, которую услышать можно по радиоприемнику редко, почти совсем она изгнана из обихода среднего слушателя.

А вот о музыке духовной так и вовсе почти никто не знает, кроме прихожан храмов. Православная служба по характеру исполнения — это, прежде всего, певческая служба, поет и священник, и хор, и миряне. Пение используется во всех таинствах православной церкви и во всех требах. Поются псалмы, молитвословия, акафисты и молебны. По мнению известного уже Вам свт. Феофана Затворника цель богослужебного пения заключается в том, чтобы через внешний мелодический знак приобщить к внутренней молитве тех, кто еще не приобщен к ней.

Духовная музыка включает в себя церковное пение как часть богослужения и авторские произведения на религиозные темы.

Давайте прослушаем кусочек акафиста в исполнении братии Валаамского монастыря и несколько песен иеромонаха Романа.

Как Вы восприняли эти произведения? Что почувствовали? Какое из них ближе Вам?

Очень часто церковные песнопения кажутся заунывными, лишенными яркой мелодии, похожими одно на другое. Однако по мере обретения духовного опыта как бы открывается слух души, начинаешь воспринимать внутреннюю гармонию.

Особо можно выделить такую составляющую духовной музыки как колокольный звон. Вильямс, автор книги о русских колоколах, называет их «звонкими иконами».

Есть уже научные труды, где доказывается благотворное влияние колокольного звона на психику человека и губительное его воздействие на болезнетворные бактерии и вирусы. Поэтому в старину при разных морах и язвах приказано было звонить в колокола в течение нескольких дней подряд.

Давайте прослушаем запись колокольных звонов Ростова Великого.

Что Вы можете рассказать о своих ощущениях во время прослушивания?

Хочется подвести некоторый итог. Музыка мирская (в широком смысле, и популярная, и классическая) преобразовывает страсти и переживания человека в ритмы и мелодии. Такая музыка может достигать весьма тонких форм, может отражать космические ритмы, может облагораживать душу, приподнимая ее над обыденностью. Но такая музыка не может совершить прорыв в область духа, ибо слишком эмоциональна и чувственна. Внимать голосу духа — значит уметь слушать гармонию Высших сфер.

Св. Григорий Синаит пишет: «Тем, кто не знает молитвы, подобает много петь, без меры петь, всегда быть занятыми разными деланиями и никогда не знать покоя от них, пока от многого притрудного делания вступят в состояние созерцания, обретши умную молитву, действующую внутри них».

 

ЗАНЯТИЕ 7.

ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ.

МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ «ЛИЧНОСТЬ В ЦЕРКВИ И ОБЩЕСТВЕ».

Сегодня мы подводим итог нашим занятиям, мы изучали характеры и пытались найти созвучия внутри нас, пытались найти то, что ближе, то, что приближает нас к своей природе. Той, что дал нам Бог, пытались определить свой путь к духовному преображению.

В последнее время появились интересные исследования, в которых затронуты проблемы духовного становления людей с различными типами характеров. Мне хочется познакомить Вас с материалами Международной научно-богословской конференции «Личность в церкви и обществе», проходившей в Москве, в частности с докладом на этой конференции профессора кафедры психотерапии и медицинской психологии российской медицинской академии последипломного образования Бурно Марка Евгеньевича. В этом докладе автор на основании своих многолетних наблюдений приводит наиболее характерные на его взгляд пути приобщения людей к вере в зависимости от склада личности.

Давайте познакомимся с материалами доклада и обсудим его, опираясь уже на собственный опыт.

Марк Евгеньевич Бурно отмечает, что люди аутистической природы склонны уже в детстве к восприятию Высшего начала, без подсказки извне. Так, по рассказу православного германского психиатра Вольфганга Кречмера, с которым автор был знаком лично, еще будучи ребенком он с восторгом рассматривал ползущую гусеницу, наслаждаясь ее красотой и чувствовал, что эта красота посылается ему Богом. По убеждению автора, особенно сложный аутист генетически проникнут, благодаря своей особой природе, чувством истинной соразмерности и гармонии всего сущего. Это творческое переживание Бога, творчество преображения земной реальности в высшую реальность. Как отмечает Бердяев, «в этом мире совершенство творческого произведения может быть лишь символическим, то есть лишь знаком иного совершенства, в ином мире, в ином плане бытия и сверхбытия».

Нередко аутисты приходят к Богу благодаря творческому поиску одухотворенности в повседневном, в том, что их окружает, находя знаки Божественной любви и красоты в природе, в себе самом.

Совершенно иначе происходит приобщение к Богу людей сангвинической природы. Они слишком заземлены, очень трудно для них оторваться мыслью и чувством от забот сего мира, трудно принести в жертву свои привычки, трудно оставить свои земные хлопоты ради чего-то отвлеченного, того, что не имеет сиюминутной осязаемой пользы. Поэтому приобщение к вере происходит поздно, на пороге старости, когда мысли о смерти заставляют искать прибежища в пренебрегаемой прежде вере. Они ищут в Боге защитника и стараются заслужить его благосклонность исполнением принятых обрядов, упирая на внешнюю сторону, старательно избегая самоуглубления и анализа своих чувств и мыслей.

 Авторитарные люди и в Боге видят прежде всего Судию и стараются соблюдать строго букву Закона, зачастую погрешая против духа любви и милосердия. Агрессивность проглядывает во всем, но, будучи направлена в нужное русло, т. е. на свои грехи, на свои недостатки, может принести плоды покаяния и умягчения сердца.

Автор считает, что психастеники по природе своей слишком вялы, что называется «не рыба, не мясо», поэтому нуждаются в религии только потому, что боятся смерти и разлуки с близкими. Вера их некрепка и часто подвергается сомнению и тревоге.

Демонстративные люди (истерики) хотят во всем видеть себя самого, хотя среди них могут встречаться религиозные фанатики с яркими проявлениями, демонстрацией своей веры, своего правильного образа жизни и осуждением других.

Мне думается, что к концу наших занятий каждый из вас уже определил, к какому из типов характеров он ближе, а может быть, что бывает очень часто, виднее со стороны? Расскажите, пожалуйста, о своих наблюдениях за собой, за близкими. Стало ли вам понятнее их поведение? Может быть, вы сделали открытия в себе самих? Давайте обменяемся мнениями.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Абраменкова, В. В, Слободчиков, В. И. (2001) Христианская антропология и современная психология // Вопросы психологии. №3. C.147–151

Авдеев, Д. А., Невярович, В. К. (1999) Нервность: ее духовные причины и проявления. Неврозы с точки зрения православных врачей. М.: Русский Хронограф.

Авдеев, Д. А., Невярович, В. К. (2001) Наука о душевном здоровье. М.: Русский Хронограф.

Войно-Ясенецкий, Л. Архиепископ (1999) Дух, душа, тело. М.: Русский Хронограф.

Библия (2000) М.: Изд. Свято-Данилова монастыря.

Белорусов, С. А. (1999) Религиозно-ориентированное консультирование // Московский психотерапевтический журнал. №1.

Бобровская, О. А., Осухова, И. Г. (2000) Исследование психотерапевтических функций христианства. М.

Братусь, С. В. (1997) Христианская и светская психотерапия // Московский психотерапевтический журнал. №4.

Бурно, М. Е. (1999) Сила слабых. Психотерапевтическая книга. М.: «Приор».

Бурно, М. Е. (2000) Клиническая психотерапия. М.: Академический проект.

Лосский, Н. О. (2000) История русской философии. М.: Сварог и К.

Иерофей, Митрополит (1998) Православная духовность. Изд. Троице-Сергиевой Лавры.

Невлева, И. М. (2000) Русская философия. М.: Русская Деловая Литература.

Попова, М. А. (1985) Фрейдизм и религия. М.: Наука.

Роджерс, К. (1998) Взгляд на психотерапию. Становление человека. М.: Прогресс.

Солнцев, Н. Н. (2001) Русская Философия. Имена, учения, тексты. М.: Инфра-М.

Феофан Затворник, Святитель (1998) Наставления в духовной жизни. М.: Отчий дом.

Сумерки богов (1990) / Сост. и общ. ред. А. А. Яковлева. М.: Политиздат.

Филипповская, О. В. (1992) Тайна сия велика есть (Из дневника участника круглого стола «Психотерапия и духовная жизнь») // Московский психотерапевтический журнал. №1.

Франкл, В. (1990а) Психотерапия и религия. М.: Прогресс.

Франкл, В. (1990б) Человек в поисках смысла. М.: Прогресс.


Источник: http://www.reshma.nov.ru/psycology/hristianska/tvor_therapy.htm