Наполеон Бонапарт (А. В. Шувалов)

НАПОЛЕОН I, Наполеон Бонапарт (Napolеon Bonaparte) (1769–1821), французский государственный деятель и полководец, император (1804–1815 гг.); последние годы жизни провёл на острове Св. Елены пленником англичан.

 

«Гениальные люди — это метеоры,

призванные сгореть, чтобы озарить свой век».

Наполеон

 

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

Отец — «алкоголик. Умер будто бы от рака в молодые годы. Рисуется в биографическом материале как человек «лишённый нравственных чувств» и как человек с патологической психикой» (Сегалин, 1926: 145).

«Наполеон I унаследовал от своего отца не только ненасытное честолюбие, коварство и алчность, но также и расположение к роковому худосочию, а равно и ту беспокойную, нервную горячность, которая, по-видимому, доходила, во времена его молодости, до того, что принимала почти «эпилептическую» форму» (Жоли, 1894: 49).

«Брат Наполеона Людвиг был явно психопатической личностью. Сестра Паулина — гипоманиакально-дегенеративная личность» (Hoffmann, 1926: 97).

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

 

«Успех — вот что создаёт великих людей».

Наполеон

 

«Внешность Наполеона изобиловала многими физическими признаками дегенерации: мал ростом (1 метр 51 сантиметр), несоразмерные и непропорциональные туловищу руки, короткие ноги, непропорциональные другим частям тела... Голова мезоцефала с вдавленными висками также имела много аномалий: громадные челюсти, выдающиеся скулы и глубокие впадины глаз, редкая борода. Асимметрия лица; голова сидела глубоко между плечами. Спина несколько сгорблена, странные явления гиперэстезии» (Сегалин, 1926: 146).

«Характер у Наполеона с раннего детства оказался нетерпеливым и неспокойным. «Ничто мне не импонировало, — вспоминал он впоследствии, — я был склонен к ссорам и дракам, я никого не боялся. Одного я бил, другого царапал, и все меня боялись»» (Тарле, 1991: 9).

«Болезненный ребёнок. С детства был подвержен патологическим вспышкам гнева, доходившим до бешенства. Точно также уже с детства начались у него судорожные припадки» (Сегалин, 1926: 90).

«…необыкновенное упрямство, переросшее с возрастом в дикий эгоцентризм, было заметно с самого раннего детства» (Бадрак, 2005: 93).

«Достоверно известно лишь то, что уже в раннем детстве он казался окружающим очень нервным и легковозбудимым. Сообщают, что даже в возрасте двух лет он не мог прямо держать голову, которая была больше нормы. Сообщается также, что у него бывали судороги. Речь идёт, скорее всего, о тех судорогах, которые в старые времена нередко наблюдались у детей, больных рахитом... Такие судорожные припадки могли продолжаться несколько минут и напоминали настоящие эпилептические припадки, что в старые времена часто приводило к постановке ложного диагноза «эпилепсия». Наличие у Наполеона в раннем детстве рахита можно признать достоверным фактом» (Ноймайр, 1997: 114–115).

«Бонапарт с детских лет и до конца своих дней обладал почти абсолютной памятью. Без каких-либо особых усилий он запоминал и правила математики, и сухие юридические формулы, и длинные строфы стихов из Корнеля, Расина или Вольтера. Позже, в армии, он безошибочно называл имена солдат и офицеров, которых лично знал, указывая год и месяц совместной службы и нередко часть — точное наименование полка, а иногда и батальона, в котором состоял его бывший сослуживец... Его работоспособность была поразительной. В годы юности Наполеон вставал не позднее четырёх часов утра и сразу же принимался за работу. Он приучил себя мало спать... Быть может одной из самых замечательных черт его интеллекта была способность к очень быстрой, почти мгновенной реакции на внешние события» (Манфред, 1973: 24, 26, 121).

«В военном училище Наполеон отличался нелюдимостью и замкнутостью. Он любил проводить свободное время за книгами…» (Белоусов, 1999: 71).

«До мозга костей поражённый гигантоманией, он мог инсценировать (и без сомнения, не раз делал это) и разыгрывать окружающих, если только был уверен, что такой путь сулит ему психологические преимущества… Наполеон действительно был, кроме всего прочего, талантливым актёром: качество, без которого не обойтись тому, кому нужны признание народов и власть над массами» (Бадрак, 2005: 296).

«Примерно в 1803 году в облике и поведении Бонапарта наметилась явная перемена... Эта летаргия и прежде всего приступы болезненной сонливости, которые можно объяснить так называемым «синдромом Пиквика», приводили к странным ситуациям, поскольку с годами такие случаи происходили даже на полях сражений» (Ноймайр, 1997: 128).

 «В ночь с 12 на 13 апреля 1814 г., написав прощальное письмо жене, Наполеон попытался отравиться, но смерть его не брала» (Валлоттон, 1991: 237).

«12 апреля он принял яд — цианистый калий. Со времени Малоярославца он всегда имел его при себе. За два года яд, видимо, выдохся. Наполеон мучился всю ночь, к утру сильный организм его взял вверх» (Манфред, 1973: 720).

«…болел гиппофобией (боязнь лошадей), осложнённой лейкофобией (боязнь белого цвета). В то же время на многих живописных полотнах Наполеон Бонапарт изображён верхом на белом коне. Коротышка-артиллерист, садившийся верхом крайне редко и сидевший в седле мешком, ненавидел и боялся белых лошадей — их никогда и не было в его конюшнях» (Фенько, 2001: 53).

«Сексуальная его жизнь, его libido sexualis, была ненормальна. Его сексуальные импульсы поражали эксплозивностью и внезапностью своего проявления. Другая их особенность состояла в том, что эти импульсы (если они не удовлетворялись немедленно), так же быстро исчезали, как появлялись. Все женщины были для Наполеона filles de joie[1] ... Эксплозивная периодичность половой жизни с тенденцией свести её к одному только удовлетворению животной страсти — таков... признак питуито-центрических личностей» (Галант, 1926: 244).

«Гомосексуальная связь с братом Жозефом» (Bergler, 1933: 357).

«Ходили слухи о запретной связи Наполеона с его сестрой Паулиной. Паулина была страстно влюблена в своего брата и в высшей степени ревновала его к жене» (Rank, 1912: 436).

«Я создал мой век сам для себя, так же как и я был создан для него» (Наполеон).

 

К ВОПРОСУ О ПСИХИЧЕСКОМ ЗАБОЛЕВАНИИ

«В 1913 году шотландский врач Гутрие предположил, что в период 1809–1810 годов у Наполеона начала развиваться доброкачественная опухоль гипофиза, которая явилась причиной расстройств обменных процессов в его организме, в итоге приведшей к ожирению... На современном медицинском языке диагноз Гутрие можно обозначить как адипозо-генитальная дистрофия... Основными признаками этой болезни, отчётливо развившейся у императора к 40 годам, были: частое мочеиспускание небольшими порциями, урежение частоты пульса, понижение температуры тела и снижение уровней обменных процессов, расстройства органа зрения, головные боли, приступы эпилептических припадков, увеличивающаяся скудость речи и мыслей (нарушение интеллекта), появление ожирения по женскому типу — на бёдрах и животе. Все эти признаки болезни сочетались с маленькими размерами наружных половых органов и резко сниженным чувством сексуального влечения (либидо), в дальнейшем исчезнувшим вообще... В течение первых лет 19 века у Наполеона отмечались нечастые эпилептические припадки, которые также возможно объяснить ростом опухоли мозга» (Лобачёв, 1993: 30–31).

«Бонапарт в молодости был подвержен мгновенно наступавшим приступам физической слабости; он порой впадал в обморочное или полуобморочное состояние» (Манфред, 1973: 279).

(1811 г.) «С ним случались какие-то странности. Однажды во время приёма в Тюильрийском дворце он вышел к присутствующим, окинул всех невидящим взглядом, остановился посередине зала и в течение нескольких минут, опустив голову вниз, разглядывал что-то одному ему видимое на паркете, пристально смотрел в одну точку. Это длилось так долго, что породило заметное замешательство среди гостей... ...на него находили неожиданно приступы непреодолимой сонливости; во время битвы под Лейпцигом, в разгар сражения, он задремал» (там же: 651, 713).

«Эпилепсии нет. Приступы патологической сонливости из-за неотложной потребности в сне» (Seeligmüller, 1910: 64).

«Эпилепсия Наполеона есть ни что иное, как аффект-эпилепсия» (Сегалин, 1926: 148).

«Необычайно тяжёлая психопатия с неврозом и невротическими припадками психогенного происхождения. Генуинную эпилепсию нужно отвергнуть. Для отдельных состояний его психики диагноз «аффект-эпилепсия» был бы наиболее близким» (Ланге, 1928: 26).

«Таким образом, несомненно и бесспорно то, что Наполеон имел приступы и эти приступы были эпилептические, в одних случаях судорожные, в других в виде absence[2], каталепсии, автоматизма и т. п. ...Он страдал эпилепсией. Эта эпилепсия в последние годы его политической жизни усилилась и повлияла даже на его умственную деятельность, что, вероятно, не оставалось без влияния и на проявлении его мировой деятельности; когда же его жизнь стала спокойнее, то припадки прекратились...» (Ковалевский, 1995: 478, 484).

«Не эпилептические припадки, а примитивные реакции или невротические разрядки. Можно их назвать и истерическими припадками» (Lange-Eichbaum, Kurth, 1967: 481).

«В качестве наиболее известного исторического примера связи, существующей между половым актом и эпилептическими припадками, я хотел бы привести Наполеона I, который однажды ночью, находясь в замке С.-Кля в обществе актрисы красавицы Жорж, был застигнут эпилептическим припадком перед совокуплением. Когда он открыл глаза, то крики о помощи его дамы сердца привлекли адъютантов, придворных и его супругу Жозефину. Вторичная такая же участь постигла его в Майнце, но в менее досадной обстановке, так как это случилось, как об этом повествует мадам де`Rémusat, в обществе его супруги. Талейран также наблюдал у Наполеона 1/4-часовой конвульсивный припадок, впрочем, без предшествовавшего полового акта» (Роледер, 1929: 73).

«К психическим симптомам эпилепсии Наполеона относились мгновенные затемнения сознания, вспыльчивость, доходящая до бешенства, и быстро возникающая гневливость, нередко заканчивающаяся судорожным припадком. Окружающие отмечали его крайний эгоизм и эгоцентризм» (Щиголев, 2003: 272).

«Наполеон прожил достаточно, чтобы любая, даже скрытая, эпилепсия показала себя в полной мере, тем более, что Бонапарт не лечился по поводу этой болезни. Да ни один психиатр и не видел эти припадки. Иными словами, чётких данных за наличие у Наполеона эпилепсии и иных явных психических болезней нет, они по сей день не обнаружены… У Наполеона не было ни одной черты, свойственной этой болезни» (Буянов, 1996: 24).

 

ОСОБЕННОСТИ ПРАВЛЕНИЯ

«Квинтэссенция наполеоновского управления чётко и просто укладывалась во много раз повторяемый им тезис: «Есть два рычага, которыми можно двигать людей, — страх и личный интерес». Ему было тридцать лет… Ещё одной особенностью Бонапарта была сумасшедшая работоспособность. Он мог спать лишь три-четыре часа в сутки, почти не отрываться для обеда, но точно также он никогда не давал расслабиться окружению» (Бадрак, 2005: 298, 300).

«Биполярное заболевание Наполеона — более известное как маниакальная депрессия — стала одной из причин его быстрых действий... Большинство историков соглашаются, что Бонапарт никогда бы не добился таких огромных успехов, будь он хотя бы чуть-чуть нормальнее. Его энтузиазм был анормален, и именно эта анормальность принесла ему успех» (Ландрам, 1997: 191).

«Наполеон владел собой почти всегда. Только с единственной страстью — с гневом — он не всегда умел справиться. Эти порывы были резки и ужасны для окружающих. Во время припадков гнева он бывал поистине страшен даже для самых твёрдых и мужественных. Но вместе с тем Наполеону случалось иногда с определёнными целями и на основании зрело обдуманных соображений (и совершенно независимо от природной, настоящей вспыльчивости) разыгрывать искусственные сцены ярости, причём он проделывал это с таким высоким театральным талантом, с такой поразительно тонкой симуляцией, что только очень уж хорошо знавшие его зрители могли догадаться об этом комедиантстве, да и то не всегда, часто и они ошибались... В течение всей этой кампании 1813 г, он часто подвергал себя опасности и, главное, без всякой нужды, чего никогда до сих пор с ним не бывало и что противоречило его мнению о месте главнокомандующего в бою. У свиты даже сложилось впечатление, что он в 1813 г. тайно искал смерти, но скрывал это... В 1814 г. эти странные поступки стали учащаться и ошибиться в их значении было уже невозможно... На самоубийство Наполеон всегда смотрел, как на проявление слабости и малодушия, и, очевидно... он как бы хитрил с самим собой, ища смерти, но смерти не от своей собственной руки, стремясь к замаскированному самоубийству» (Тарле, 1991: 126, 304, 343).

«Чудесный жребий совершился:

Угас великий человек.

В неволе мрачной закатился

Наполеона грозный век».

(А. С. Пушкин, «Наполеон», 1821).

 

При стихийных бедствиях могут погибнуть тысячи людей. Но наибольшее число жертв бывает в тех случаях, когда обладающий абсолютной властью государственный деятель, монарх, загорается идеей улучшения жизни своих подданных. Подобные реформы могут осуществляться: 1) за счёт истребления некоторой части своего народа (пример — Сталин, загоняющий железной рукой человечество к «счастью»); 2) за счёт завоевания других стран в целях расширения «жизненного пространства» (Наполеон), при котором гибнут сотни тысяч людей, включая население завоёванных государств и солдат своей армии: 3) сочетание двух тенденций (Гитлер). При всём различии, в том числе и чисто психиатрическом, этих лиц, основным критерием является наличие сверхценной идеи, которую они воплощают в жизнь с паранойяльной настойчивостью. Поэтому Флобер, пожалуй, был прав, когда писал: «Я предпочёл бы расписать Сикстинскую капеллу, чем выиграть множество битв, даже битву при Маренго».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

Бадрак, В. (2005) Антология гениальности. Киев: Издательство «КВIЦ».

Белоусов, Р. С. (1999) Частная жизнь знаменитостей. Собрание редких случаев, любовных историй, курьёзов, слухов. М.: «Олимп»; ООО «Фирма «Издательство АСТ».

Буянов, М. И. (1996) Психиатры и политика. М.: Российское общество медиков-литераторов.

Валлоттон, А. (1991) Александр I. Пер. с франц. М.: «Прогресс».

Галант, И. Б. (1926) Эвро-эндокринология. (Эндокринология гениальности) // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 4. Т. 2. С. 225–261.

Жоли, Г. (1894) Психология великих людей. Пер. с франц. СПб.: Изд-во Ф. Павленкова.

Ковалевский, П. И. (1995) Психиатрические эскизы из истории. В двух томах. Т. 2. М.: «ТЕРРА».

Ланге, В. (1928) Проблема «гениальности и помешательства» // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 4. Т. 4. С. 3–53.

Ландрам, Дж. Н. (1997) Четырнадцать гениев, которые ломали правила. Ростов-на-Дону: «Феникс».

Лобачев, В. (1993) Наполеон Бонапарт: больной или гений? // «Санкт-Петербургские врачебные ведомости» (Альманах для врачей общей практики). № 1. С. 30–32.

Манфред, А. З. (1973) Наполеон Бонапарт. 2-е изд. М.: «Мысль».

Ноймайр, А. (1997) Диктаторы в зеркале медицины. Наполеон. Гитлер. Сталин. Ростов на Дону: «Феникс».

Роледер, Г. (1929) Физиология и патология полового акта и зачатия. 3-е изд. Перевод с последнего (пятого) нем. издания. Под ред. М. Ф. Леви. М.: Изд. Мосздравотдела.

Сегалин, Г. В. (1926) К патологии детского возраста великих людей. // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 2. Т. 2. С. 83–94.

Сегалин, Г. В. (1926) Эвропатология гениальных эпилептиков. Форма и характер эпилепсии у великих людей. // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 3. Т. 2. С. 143–187.

Тарле, Е. В. (1991) Наполеон. М.: «Наука».

Фенько, А. (2001) Справочник психопата // «Власть», аналитический еженедельник. № 26. С. 52–55.

Щиголев, И. И. (2003) Психиатры об известных личностях. Брянск: Издательство БГПУ.

Bergler, E. (1933) Unbewusste Motive im Verhalten Napoleons zu Talleyrand. // «Psychoanal. Bewegung». №5. С. 319–369.

Hoffmann, H. (1926) Das Problem des Charakteraufbaus. Berlin: Springer.

Lange-Eichbaum, W., Kurth, W. (1967) Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. München-Basel: Reinhardt.

Rank, O. (1912) Das Inzestmotiv in Dichtung und Sage. Grundzüge einer Psychologie des dichterischen Schaffens. Leipzig: Deuticke.

Seeligmüller, A. (1910) War Paulus Epileptiker? Erwägungen eines Nervenarztes. Leipzig: Hinrich`sche Buchhandlung.


[1] Девицы для удовольствий (фр.).

[2] Абсанс — кратковременное (от 2 до 20 с.) угнетение или выключение сознания с последующей амнезией. Часто сопутствует генерализованным эпилептическим припадкам.