Фрейд Зигмунд (А. В. Шувалов)

ФРЕЙД /Freud/ ЗИГМУНД (1856–1939), австрийский учёный, врач психиатр и психолог, создатель психоанализа, профессор Венского университета с 1902 г.; в эмиграции с 1938 г.   

«Если человек начинает интересоваться смыслом жизни или её ценностью,  

это значит, что он болен».  

Фрейд  

Наследственность 

«Он делится с невестой неприятным чувством, которое возникло у него при мысли, что среди его родственников имеется один гидроцефал, один душевнобольной и один эпилептик. Фрейд усматривает в своей семье отчётливо выраженную наследственную предрасположенность к неврозам ("neuropathologische Belastung")». (Шерток; Сосюр де, 1991: 129).

[Из письма к невесте] «…он и его сестра Роза были наделены “весьма выраженной тенденцией к неврастении”» (Стоун, 1994: 58)

Общая характеристика личности 

«Фрейд поступил в Венский университет осенью 1873 года в возрасте 17 лет. По его собственному признанию, занимался он "весьма небрежно", так как многие из предметов его мало интересовали... Именно из-за этого он закончил университет на три года позже положенного срока» (Джонс, 1996: 37).

«...учёба заняла 8 лет, поскольку несколько раз переходил с одного факультета на другой, будучи не в состоянии окончательно решить, какую же профессию ему избрать» (Уоллас и др., 1993: 255).

[Осень 1885 г.] «В этот период Фрейда часто мучили мигрени, иногда его охватывала тоска — словом, он находился в том состоянии, которое позднее назвал неврастенией, посвятив ему отдельное исследование. Изредка, чтобы поднять "тонус", он прибегал к небольшим дозам кокаина... в 1886 г. Фрейд, говоря о себе самом, так определял этиологию неврастении: “Моё недомогание — это неопасная болезнь, которая называется неврастенией и объясняется переутомлением, тревогами, волнениями последних лет...”» (Шерток; Сосюр де, 1991: 126).

«…Фрейд начинал с перорального приёма кокаина… Кокаин ослаблял его волнение и снимал депрессию. Кроме того, он давал ему необычное ощущение энергии и силы» (Зеленский, 2010: 115, 127).

«...в течение многих лет Фрейд страдал от периодических депрессий и апатии, невротических симптомов, которые позднее приняли форму приступов беспокойства (до того, как он прибег к помощи самоанализа). Эти невротические реакции были обострены беспорядком в личной жизни, продолжительной нуждой и другими трудностями. Летом 1884 года он находился в состоянии перевозбуждения из-за предстоящего визита к своей невесте. Кокаин ослаблял его волнение и снимал депрессию. Кроме того, он давал ему необычное ощущение энергии и силы» (Джонс, 1996: 59).

«Наркоманом в строгом смысле этого слова Фрейд не стал, но до конца жизни сохранил привычку нюхать порошок» (Щербаков, 2007: 46).

«В действительности это был неуравновешенный человек, пользовавшийся кокаином на протяжении длительного периода своей жизни, который фальсифицировал факты, чтобы заставить признать свою теорию: человек диктаторского склада, бесчеловечный и рьяный женоненавистник… Известно, что у него были кровосмесительные желания к своей матери и что он не поехал на её похороны, хотя находился на отдыхе лишь в двух часах от того места» (Верез, 2009: 23).

«В конце 90-х годов Фрейд перенёс тяжёлый нервный срыв, вызванный агонией и смертью своего отца и потерей интереса к сексу после рождения своего последнего ребёнка» (Уоллас и др., 1993: 256).

«Основными мотивами разногласий между ними была ревность Фрейда, уже не к другим мужчинам и возможным соперникам, а ко всем людям, вызывавшим любовь Марты, например, к её брату Эли и к её матери. Фрейд был ужасным собственником и деспотом… Однажды он ей написал: “У тебя есть лишь одна альтернатива. Если ты меня не настолько любишь, чтобы ради меня порвать со своей семьёй, то я буду навсегда для тебя потерян…”. Он был убеждён в сексуальной пассивности женщины, а также протестовал против любых методов контрацепции, в результате чего к сорока годам закончил свою половую жизнь. “У меня нет никакого сексуального желания, я импотент”, писал он в 1896 году» (Касафонт, 2006: 43, 55).

«В “Толковании сновидений” он сознаётся: “Моя эмоциональная жизнь всегда нуждалась в близком друге и злейшем враге… и я всегда умел отыскать их для себя”» (Там же: 79).

«Впервые болезнь дала о себе знать в феврале 1923 года. Фрейд обнаружил у себя в полости рта опухоль… Здесь необходимо сделать небольшое отступление, касающееся роли табака в жизни Фрейда. Он был заядлым курильщиком, причёл курил исключительно сигары. Выкуривал по 20 сигар в день и, по его собственному признанию, был зависим от никотина, как наркоман. Конечно, он понимал, что это вредно, но не мог заставить себя бросить. Без сигар он не мог работать… То, что Фрейд не мог отказаться от курения, сыграло свою зловещую роль. Табак вызывал возникновение новых лейкоплакий[1], а те начинали расти и приводили в образованию новых раковых клеток, которые приходилось удалять. В общей сложности Фрейд перенёс 33 операции такого рода!.. Дольше терпеть такое существование было невыносимо, и он обращается к доктору Шуру с просьбой об эвтаназии» (Голубев, 2004: 22-23, 26).

«У старика был беспощадный взгляд; не было в мире такой иллюзии, которая могла бы его убаюкать — за исключением веры в его собственные идеи». /Альберт Эйнштейн/.

Особенности творчества 

«…над речкой души перекинуть мост, 

соединяющий пах и мозг». 

И. Бродский, «Письмо в бутылке».

«В докторе стала всё более проявляться нетерпимость, для него теперь существовало два мнения — его и неправильное. …Фрейд превратился в типичного фанатика от науки… Человека, который настолько верит в своё дело, что не в состоянии идти ни на какие компромиссы» (Щербаков, 2007: 105, 107).

 «Кокаин (согласно Роберту Байку, Фрейд, вероятно, принимал его в различной дозировке вплоть до 1895 года — времени появления главного сна его книги "Толкование сновидений" — "сна об инъекции, сделанной Ирме") наверняка помогал ему преодолевать периоды "застоя" и "тусклой рутины", которые он называет "депрессиями". Но особенно кокаин помогал обретению свободы речи, как он об этом часто пишет в письмах к Марте... Не благодаря ли этому развязавшемуся языку, плавающей, скользящей речи, способности играть со словами и их смыслом, этому первому растормаживанию — возникло поле для другой игры слов и смог появиться род психоаналитической беседы? Но не имел ли кокаин ещё более важных последствий, послужив причиной мощного энергетического толчка, "подъёма", "умственной экзальтации" важнейшей составной части главного труда Фрейда...» (Дадун, 1994: 63).

«Известно, что Фрейд дважды уничтожал свой архив: корреспонденцию, записи, дневники и рукописи. …по случайному (или не случайному) совпадению пришедшегося на время “кокаинового” исследования. …Фрейду предстояло подвергнуться презрению научных собратьев за то, что вследствие своей неразборчивой пропаганды “безвредного” и чудесного средства он ввёл в употребление то, что его завистники называли “третьим бичом человечества”, подразумевая под двумя другими алкоголь и морфий» (Зеленский, 2010: 116, 128).

«Сексуальное воздержание Фрейда в период его жизни во Франции продолжалось затем в течение четырёх лет от помолвки до свадьбы. И тот факт, что зародыш "new psychology", которой суждено было наложить печать на всю западную цивилизацию, развился и обрёл форму за время этого долгого периода фрустрации, не был простой случайностью» (Шерток; Сосюр де , 1991: 130).

«В 1897 году с целью исследовать этот конфликт и, возможно, таким образом излечиться Фрейд провёл самоанализ, в результате которого его душевное состояние улучшилось. Джонс справедливо указывает, что период, когда Фрейд больше всего страдал от своего невроза, совпал с годами самой плодотворной творческой активности... Возможно, что и подобные страхи тоже способствовали обращению Фрейда к изучению психопатологии» (Там же, 1991: 129, 176).

«Есть обширные свидетельства того, что в течение десяти лет или около того — охватывающих приблизительно 1990-е годы — Фрейд страдал от очень сильного психоневроза... И всё же именно в эти годы, когда его невроз достиг крайнего предела (1897–1900), Фрейд выполнил свою самую творческую работу. Между двумя этими фактами существует несомненная связь. Невротические симптомы должны были являться одним из тех путей, по которым пытался выйти наружу бессознательный материал, и без такого давления было бы сомнительно, чтобы Фрейд добился того прогресса, который имел у него место... Фрейд, конечно, осознавал у себя невроз... ...и позднее он, несомненно, классифицировал бы свой случай как истерию страха. Она в основном заключалась в крайних сменах настроения, и единственными пунктами, в которых локализовался этот страх, были его случающиеся время от времени приступы боязни смерти (Todesangst) и тревоги перед дальней дорогой (Reisefieber)... Изменения настроения наблюдались между периодами приподнятого настроения, возбуждения и уверенности в себе, с одной стороны, и периодами тяжёлой депрессии, сомнений и внутренних запретов — с другой. Во время своих депрессивных состояний духа он не мог ни писать, ни сконцентрироваться на своих мыслях... Иногда имели место приступы, когда сознание значительно суживалось: состояния, которые трудно описать, с такой пеленой, которая вызывала почти сумеречное состояние рассудка» (Джонс, 1996: 169–170).

[Письмо от 8.11.1895 г.] «Мне непонятно состояние духа... в котором я находился, когда занимался "Психологией"... Мне кажется, это было нечто вроде душевного расстройства... Наличие рака в теле Фрейда и во всём его существовании, чрезвычайно осложняющего жизнь, всё более усугубляющегося со временем, вызываемые им страдания, постоянная угроза смерти — одного этого было бы достаточно, чтобы придать особую окраску биографическому исследованию. Но, кроме того, нельзя не увидеть связи этих органических изменений, вылившихся в своего рода явление культуры, и своеобразных и глубоких размышлениях Фрейда на тему влечения к смерти, Танатос[2], получивших в современном мире такой широкий отклик, о каком он и не помышлял» (Дадун, 1994: 71, 223).

«С 1896 по 1902 г. Фрейд оказывается в полной изоляции от научного мира, принявшего его теорию за “шутку дурного тона”. В это время он усиленно занимается психоанализом, изучает человеческую психику и подводит некоторые итоги» (Яровицкий, 2004: 387).

«…из школы Фрейд вынес одну особенность характера — он очень не любил смотреть собеседнику в глаза. …Именно этот комплекс подвиг Фрейда на создание методики психоанализа, которую сейчас применяет большинство специалистов, работающих в этой области — когда пациент лежит на кушетке и не видит врача» (Щербаков, 2007: 17).

«Таким образом, Фрейд своим психоанализом (как известно из его откровенных книг) помогал прежде всего себе самому, а заодно и людям, подобным ему по складу души» (Бурно, 2000: 46–47).

«Возрастание дискомфорта, вместе с различными другими симптомами общего недомогания, всегда предшествовало лучшим работам Фрейда» (Джонс, 1997: 301).

«Мы видим, что страдающий неврозом гений способен сделать революционные открытия в области своего заболевания и предложить оригинальную методику его лечения» (Шувалов, 2008: 72).

 

Нет ничего удивительного в том, что при анализе патографии Зигмунда Фрейда применимы его собственные теории психологической интерпретации творческого процесса. Биографы учёного прямо объясняют ими происхождение некоторых научных открытий: методику психоаналитической беседы, процесс сублимации (активизация творческой деятельности в период сексуального воздержания), невротический механизм творчества. И это естественно, т. к. указанные теории Фрейда были разработаны им в результате вдумчивого самоанализа и глубокого проникновения, в первую очередь, в истоки собственных мыслей и чувств. Эвтаназию Фрейда можно рассматривать как наиболее адекватный выход из создавшейся ситуации, «отказ от жизни», по классификации суицидологов.

 

 ЛИТЕРАТУРА

Бурно, М. Е. (2000) Клиническая психотерапия. М.: Академический Проект; ОППЛ.

Верез, Г.  (2008) Мать и духовность: конфискованная истина // «Цитата». Классики глазами наших современников. № 2. С. 20-25.

Голубев, А. Н. (2004) Личности и тайны. Парадоксы истории. Эссе. М.: ООО Издательство «Радуга».

Дадун, Р. (1994) Фрейд. М.: Изд-во АО «Х. Г. С.».

Джонс, Э. (1996) Жизнь и творения Зигмунда Фрейда. М.: «Гуманитарий» АГИ.

Зеленский, В. В. (2010) Фрейд и кокаин // Фрейд З. Статьи о кокаине. СПб.: Издательская группа «Азбука-классика». С. 109–156.

Касафонт, Х. Р. (2006) Зигмунд Фрейд. М.: ООО «Издательство АСТ».

Стоун, И.  (1994) Страсти ума, или Жизнь Фрейда. М.: Мысль.

Уоллас, И., Уоллас, С., Уоллас, Э., Валленчински, Д.  (1993) Интимная сексуальная жизнь знаменитых людей. Минск: Фирма «КРАСИКО».

Шерток, Л., Соссюр, Р. де.  (1991) Рождение психоаналитика. От Месмера до Фрейда. М.: Прогресс.

Шувалов, А. В. (2008) Who Is доктор Фрейд? // Психология на каждый день. № 2. С. 70–72.

Щербаков, А. (2007) Зигмунд Фрейд. Великий лохотронщик. М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», .

Яровицкий, В. (2004)100 великих психологов. М.: Вече.


[1] Лейкоплакия — дистрофическое изменение слизистой оболочки, сопровождающееся ороговением эпителия. Относится к предраковому состоянию.

[2] В учении Фрейда Танатос — влечение к смерти, инстинкт смерти, агрессии и разрушения.