Шувалов А. В. Эффект безумия (патографический очерк об А. Эйнштейне)

Некоторые персоналии в рубрике «Безумные грани таланта» могут вызвать дискуссию в плане: гений или не гений? Но есть одна личность, которая признана гением при жизни и, что ещё важнее, продолжает считаться гениальной после смерти. С точки зрения эвропатологии (патологии творчества) было бы странным не обнаружить у такого абсолютного гения психопатологических нарушений, которые могли оказать своё влияния на творческий процесс. Мы имеем в виду Альберта Эйнштейна (1879–1955), немецкого физика-теоретика, создателя теории относительности, лауреата Нобелевской премии (1921 г.) и одного из основателей современной физики.

Родившийся младенец доставил матери немало беспокойства: «голова была такая большая, череп такой угловатый, что она даже подумала о врождённом уродстве. Ребёнок настолько медленно учился говорить, что мать едва не сочла его умственно отсталым» (Картер, Хайфилд: 45).

Предполагают, что молодой Эйнштейн в детстве страдал лёгкой формой аутизма, и его можно было бы назвать, как это принято сегодня на молодёжном сленге, «тормозом». Будущий гений демонстрировал в школе более чем среднюю успеваемость. Перейдя в 10-летнем возрасте в Луитпольскую гимназию, Альберт начал конфликтовать с учителями и уже имел немало странностей, не увлекаясь, подобно товарищам, гимнастикой и спортом. Академическое образование ему не давалось, зато домашнее самообучение шло семимильными шагами. С первых дней Альберт рос необыкновенно замкнутым и флегматичным для ребёнка, но удивительно самостоятельным.

В подростковом возрасте у Эйнштейна усилилась конфликтность, участились приступы гнева. Однажды он бросил в сестру кегельный шар, в другой раз едва не пробил ей голову лопаткой. На учительницу музыки Альберт замахнулся стулом, отчего та выбежала из дома и больше к своему ученику не возвращалась. Когда им овладевал подобный приступ, «он, по-видимому, не мог совладать с собой. В обычном же состоянии он был неестественно спокоен, почти заторможен... Эта кажущаяся апатичность заставляла родителей беспокоиться за его душевное здоровье. Разговаривать он начал поздно и, пока ему не исполнилось семь лет, имел привычку негромко и медленно повторять каждую произнесённую им фразу... Причина была, по-видимому, не только в неумении, но и в нежелании общаться» (там же: 45).

Итак, Альберт рос легко возбудимым и эмоционально неустойчивым подростком, который в качестве психологической защиты избрал для себя злобный сарказм и упрямство, доходящие часто до грубости и нервных срывов. В 12 лет он неожиданно для родителей впал в религиозный экстаз, отказался есть свинину, распевал религиозные гимны, но через год всё прошло.

В возрасте 15 лет, Эйнштейн бросил школу с плохими отметками и не получив аттестата, но продолжал учение самостоятельно. В 1896 г. со второй попытки сдал экзамены в Высшее техническое училище в Цюрихе. Нерадивое отношение к учёбе и открытое пренебрежение мнением профессоров «аукнулось» Эйнштейну при выпуске. Его дипломная работа получила лишь 4,5 балла (по современным меркам — «тройка»), а мстительные педагоги отказали ему в рекомендации на работу. Своенравному учёному пришлось два года перебиваться с хлеба на воду, подыскивая себе работу. Пробыв два месяца внештатным школьным учителем, он устроился в 1902 г. в Берне техническим экспертом третьего класса в патентное бюро.

Жизнь гения шла своим чередом: вскоре ему уже нужно было содержать семью, которой он обзавёлся в 22 года. Женой стала соученица по политехникуму Милева Марич — некрасивая, хромоногая девушка на четыре года старше Эйнштейна. Милева тоже изучала физику, что было редкостью для женщин того времени, и выполняла за Альберта многие математические расчёты. Этот факт дал повод утверждать, будто именно Милева была истинным автором теории относительности.

В 1912–13 гг. между супругами начался разлад возможно из-за того, что Милева без ведома мужа крестила детей в православную веру. Эйнштейн увлёкся своей кузиной Эльзой Ловенталь и фактически разорвал отношения с супругой. Если общественную жизнь Эйнштейна можно считать образцово-показательной, то этого нельзя сказать о личной. Внутри лохматого флегматика бушевали невероятные страсти. Развод с Марич шёл долго и болезненно. В качестве одного из условий расторжения брака Эйнштейн отписал жене деньги будущей Нобелевской премии, которую рассчитывал обязательно получить (ещё один довод в пользу того, что Милева была его соавтором). И действительно через несколько лет получил.

Не будучи образцовым семьянином Эйнштейн стал относиться и ко второй жене Эльзе через призму Эдипова комплекса — как к желанной матери, но нежеланной партнёрше. Дело в том, что вместе со славой к нему пришли и многочисленные поклонницы. Богатые дамы регулярно катали Эйнштейна на автомобилях и заваливали его подарками, доводя Эльзу до истерик. Кстати, одной из своих подруг учёный завещал вдвое больше денег, чем родному сыну Гансу, оставив ей также все свои личные вещи и книги.

В молодые и зрелые годы, чтобы понравиться женщинам, Эйнштейн довольно тщательно следил за собой, но к старости перестал беспокоиться о своем внешнем виде. В последние годы он ходил без нижнего белья, носил один и тот же замусоленный свитер и мятые штаны, надетые прямо на голое тело. Стоптанные ботинки надевал без носков, редко мылся и стригся, зубы не чистил, подолгу не брился и никогда не расчесывался. «У него был скорее вид художника, чем учёного» (Зелиг: 154). Есть и другое предположение: учёный уделял повышенное внимание «мифологизации собственного образа. Не исключено, что это были чисто интуитивные или просто непреднамеренные действия, но так или иначе, они были ему присущи. Непомерное отращивание густой копны волос, хождение в мятой одежде, демонстративное нежелание надевать носки, в том числе, даже в тех случаях, когда он отправлялся на официальные встречи, бесспорно относятся к «игре в собственный образ»» (Бадрак: 198).

Великий физик был человеком увлечённым, слегка рассеянным, мечтательным и отличался беспринципностью в нравственном отношении. Если ему казалось, что его поступки останутся в тайне, он легко шёл на сделку со своей совестью. Поэтому его интимные отношения с женщинами часто носили излишне легкомысленный характер. Ведь о его непрерывных изменах практически никто не знал. Так, только недавно стало известно, что он «крутил роман» с молодой женой советского скульптора С. Т. Конёнкова, работавшей на НКВД.

Следует обратить внимание на особенности речевого развития (точнее — недоразвития) Альберта. «Ретроспективно сам Эйнштейн видел в своём замедленном речевом развитии одну из причин, облегчивших открытие им основ теории относительности: он говорил, что понял по-новому пространство и время именно благодаря тому, что научился употреблять слова "Raum[1]" и "Zeit[2]" только в таком позднем возрасте, когда другие молодые люди давно уже их говорят, как правило, не задумываясь об их значении, полученном в готовом виде при обучении языку» (Иванов: 258).

Американский психолог Дж. Карлсон считает, что наличие гена шизофрении — один из стимулов высокой творческой одарённости. «По мнению Карлсона, этот ген был у Эйнштейна, а у его сына врачи констатировали шизофрению. Следовательно, хотя Эйнштейн был душевно здоровым человеком, но он был носителем такого гена, что, несомненно, влияло на умственный и душевный строй этого гения, хотя и не вызвало заболевания» (Гончаренко: 357).

Патологоанатомическое исследование головного мозга Эйнштейна показало, что латеральная извилина, отделяющая нижнюю теменную область от остального мозга, отсутствовала. Возможно, именно поэтому теменная доля мозга оказалась шире, чем обычно, примерно на 15%. Считается, что она отвечает за пространственные ощущения и аналитическое мышление (сам учёный говорил, что мыслит скорее образами, чем понятиями). Данная аномалия также способна объяснить тот факт, что Эйнштейн до 3 лет якобы вообще не мог говорить.

Проведённый психопатологический анализ позволяет сделать несколько предположительных выводов. Говорить о шизофрении, нет убедительных оснований: странности поведения без бредовых расстройств — мало что значат, как и сын, заболевший шизофренией (большую часть своей жизни сын, брошенный отцом, провёл в психиатрических лечебницах). Зато много данных за наличие у Эйнштейна шизоидных черт личности.

Можно предположить также наличие у Эйнштейна последствий раннего органического поражения центральной нервной системы (ЦНС), возможно обусловленного токсикозом беременности. Об этом свидетельствуют: гидроцефалический, «угловатый» череп; задержка речевого развития; приступы агрессивности, которые можно расценивать как дисфорические расстройства у «органика»; некоторую «заторможенность» в «обычном состоянии». Таким образом, органическое поражение ЦНС, от которого психиатры в первую очередь ожидают задержку умственного развития, может явиться благодатной почвой для проявления гениальности!

Социально-психологический законы культа личности диктуют свою связь: гениальная теория непременно создаётся совершенным человеком, в биографии которого не должно быть ни единого тёмного пятна. Поэтому никакие негативные характеристики уже не в состоянии принизить мирового значения великого учёного.

Но, видимо, не зря существует поговорка: «Даже на солнце есть пятна».

 

«Все с детства знают, что то-то и то-то невозможно.

Но всегда находится невежда, который этого не знает.

Он-то и делает открытие».

А. Эйнштейн

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Картер, П., Хайфилд, Р. (1998) Эйнштейн. Частная жизнь // Огонёк. № 43. С. 42–47.

Зелиг, К. (1964) Альберт Эйнштейн. М.: «Атомиздат».

Иванов, В. В. (1985) Бессознательное, функциональная асимметрия, язык и творчество // Бессознательное: природа, функции, методы исследования. Т. 4. Тбилиси: «Мецниереба».

Бадрак, В. (2005) Антология гениальности. Киев: Издательство «КВIЦ».

Гончаренко, Н. В. (1991) Гений в искусстве и науке. М.: «Искусство».

 

(Опубликовано в журнале «Наша психология». № 6, 2009 г.)


[1] Пространство (нем.).

[2] Время (нем.).