Шопенгауэр Артур (А. В. Шувалов)

ШОПЕНГАУЭР (Schopenhauer) АРТУР (1788–1860), немецкий философ, представитель волюнтаризма.

 

«Между гением и безумным то сходство,

что оба живут совершенно в другом мире,

чем все остальные люди».

Шопенгауэр

 

НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ

«Дед был слабоумным» (Nisbet, 1891: 220).

«Предки по отцу… Бабушка… обладала вспыльчивым характером, а под старость впала в безумие и отдана была под опеку. Дядя Михаил Шопенгауэр (старший сын предыдущих) страдал от рождения слабоумием. Дядя Карл Готфрид — второй сын, вследствие различных эксцессов помешался, разошёлся с семьёй и, по выражению матери философа, «прозябал где-то в углу с дрянными людьми»... Отец Генрих Флорис был наиболее талантлив. Родился в 1747 году, был очень безобразен наружностью, одержим какими-то болезненными страхами, меланхолией и болезненной страстью менять местожительства... Во время подобного же припадка, обусловленного мнимыми или действительными денежными потерями, Генрих Флорис Шопенгауэр выбросился из верхнего этажа хлебного амбара в канал, где и потонул» (Сегалин, 1925: 60–61).

(Отец) «слыл человеком излишне пылким и даже немного неуравновешенным, так как временами он был подвержен вспышкам гнева и приступам депрессии... Обстоятельства смерти отца... давали серьёзный повод для подозрений относительно возможности попытки добровольного ухода из жизни, тем более что Генрих Флорис переживал период обострения ипохондрии, вызванной серьёзными деловыми затруднениями... Мать была наделена живой фантазией, гибким и острым умом, весёлым и общительным нравом, обладала склонностью к изящным искусствам и несомненным литературным талантом... прижизненное издание её сочинений составило 24 тома» (Чанышев, 1992: 5–6).

«Родители Артура находились в состоянии глубокого внутреннего разлада между собой, что тяжело сказывалось на духовном самочувствии ребёнка» (Нарский, 1992: 4).

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ

 

«В практической жизни от гения проку не больше,

 чем от телескопа в театре».

А. Шопенгауэр

 

«Уже в юности в характере будущего философа обнаружились задатки пессимизма, которые наложили отпечаток на его жизнь и философскую рефлексию... Приведём письмо матери, которое она пишет девятнадцатилетнему сыну: «...На меня производят также подавляющее действие твоё вечное недовольство, твои вечные жалобы на то, что неизбежно, твой мрачный вид, твои странные суждения, высказываемые тобою, точно изречения оракула; всё это гнетёт меня, но нимало не убеждает. Твои бесконечные споры, твои вечные жалобы на глупость мира и на ничтожество человека мешают мне спать по ночам и давят меня, точно кошмар»» (Ватсон, 1893: 18).

«Шопенгауэр был тоже липеманиак[1]: из Неаполя его заставила уехать боязнь оспы, из Вероны — опасение, что он понюхал отравленного табаку (1818), из Берлина — страх перед холерой, а самое главное — боязнь восстания. В 1831 году на него напал новый припадок страха: при малейшем шуме на улице, он хватался за шпагу и трепетал от ужаса при виде каждого человека; получение каждого письма заставляло его опасаться какого-то несчастья, он не позволял брить себе бороду, но выжигал её, возненавидел женщин, евреев и философов, в особенности этих последних, а к собакам привязался до того, что по духовному завещанию отказал им часть своего состояния... Он жил всегда на нижем этаже, чтобы удобнее было спастись в случае пожара, боялся получать письма, брать в руки бритву, никогда не пил из чужого стакана, опасаясь заразиться какой-нибудь болезнью, деловые заметки свои писал то на греческом, то на латинском, то на санскритском языке и прятал их в свои книги из нелепой боязни, как бы кто не воспользовался ими... считал себя жертвою обширного заговора, составленного против него философами» (Ломброзо, 1892: 78–79).

«По нашему воззрению, Шопенгауэр ни в коем случае не был душевнобольным; он был только наделён психическими аномалиями, которые мы должны рассматривать как явления психопатической недостаточности» (Левенфельд, 1904: 39).

«Его скверный, несносный, строптивый характер и нелюдимый образ жизни стали предметом многочисленных воспоминаний его современников и излюбленной темой многих его биографов» (Быховский, 1975: 15).

«Периодическая меланхолия» (Lombroso, 1902: 137).

«Меланхолия... Женоненавистник. Всю свою жизнь упорно избегал женщин» (Dietsch, 1961: 151–152).

(Италия, 1818 г.) «Шопенгауэр якобы слышал внутренний голос, предостерегший его от безумств любовного чувства и повелевший ему продолжать свой жизненный путь в одиночестве... В конце концов, его начинают воспринимать как экстравагантного пришельца из XVIII столетия; его склонность к жестикуляции, к разговорам с самим собой, пудель, сопровождающий его в уединённых прогулках, нелюдимость и другие странности служат почвой для многочисленных анекдотов» (Чанышев, 1992: 9–10).

«Периодически он испытывал такие приступы меланхолии, что неделями ни с кем не разговаривал. Эти приступы сопровождались рядом, по-видимому, мнимых соматических симптомов, как это часто бывает в фазах депрессии. Например, из письма его матери видно, что Шопенгауэр в конце 1831 г. провёл два месяца в своей комнате, никого не видя, ни с кем не разговаривая... Его страхи носили патологический характер. Если ночью подымался шум, он вставал с постели, хватал шпагу и пистолеты, постоянно заряженные. Все деньги и документы прятал под фиктивными надписями, а с 1836 г., опасаясь пожара, стал жить в подвалах» (Эфроимсон, 1998: 190).

«Будучи интровертом и веря в наследственность (его отец помешался и кончил самоубийством), он жил в атмосфере постоянного страха, портя жизнь самому себе и окружающим... Человеческие качества Шопенгауэра не вызывают симпатии: мелочность, зависть, снобизм, высокомерие, честолюбие, граничащее с манией величия... Он был начисто лишён сострадания к другим людям, хотя много говорил о нём в своей книге» (Гарин, 1992: 298).

«В целом это жизнеописание вполне соответствует картине параноидной шизофрении» (Виленский, 2002: 202).

«Кто не любит одиночества — тот не любит свободы» (А. Шопенгауэр).

 

ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСТВА

«Вся философия пессимизма Шопенгауэра, всё его творчество со всем его жизнепониманием — есть не более, не менее, как воплощение его депрессивной конституции» (Сегалин, 1926: 53).

«Бионегативная и невротическая структура личности отразилась на его философии» (Lange-Eichbaum, Kurth, 1967: 525).

«Раздражительный и злопамятный характер Шопенгауэра таил в себе всегдашний разлад между обуревавшими его страстями, житейской расчётливостью и увлечённостью философией, и этот разлад сказался на всей его карьере. Честолюбие и тщеславное стремление к известности долгие годы оставались у Шопенгауэра не удовлетворёнными, и многие страницы его сочинений несут на себе следы этого психологического комплекса» (Нарский, 1992: 5).

«Печатью нездоровья отмечено и его творчество. Но это было не столько физическое нездоровье, сколько сверхчувствительность к боли, полное отсутствие способности переносить страдание. Вероятно, Шопенгауэру был свойственен мазохизм» (Гарин, 1992: 298).

«Шопенгауэр относится к мыслителям, у которых действовал двойной аппарат стимуляции умственной активности — подагрический и гипоманиакально-депрессивный» (Эфроимсон, 1998: 189).

 

Разные авторы, мнения которых приведены в патографической справке, пишут о влиянии патологических особенностей личности Шопенгауэра на содержание его философии. Особую убедительность их утверждениям придаёт достаточная разработанность этого вопроса, связанная, видимо, как со своеобразием и популярностью его философских воззрений, так и с ярко выраженными психопатологическими чертами характера. В диагностическом плане можно предполагать как шизоидное расстройство личности, так и шизотипическое расстройство, при которых интеллект не страдает, но содержание мышления, разумеется, приобретает весьма своеобразные особенности.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Быховский, Б. Э. (1975) Шопенгауэр. М.: «Мысль».

Ватсон, Э. К. (1893) А. Шопенгауэр. Его жизнь и философская деятельность. Биографический очерк. СПб: Тип. и фототип.

Виленский, О. Г. (2002) Психиатрия. Социальные аспекты. М.: Издательство «Познавательная книга плюс».

Гарин, И. И. (1992) Пророки и поэты. В 2 т. Т. 1. М.: «ТЕРРА».

Левенфельд, Л. (1904) О духовной деятельности гениальных людей вообще и великих художников — в частности / Пер. с нем. 2-е приложение к журналу «Вестник психологии, криминальной антропологии и гипнотизма». СПб.

Ломброзо, Ц. (1892) Гениальность и помешательство. Параллель между великими людьми и помешанными. Пер. с 4-го итал. издания К. Тетюшиновой. СПБ: Издание Ф. Павленкова.

Нарский, И. С. (1992) Артур Шопенгауэр — теоретик вселенского пессимизма // Шопенгауэр А. Избранные произведения. М.: «Просвещение».

Сегалин, Г. В. (1925) Патогенез и биогенез великих и замечательных людей // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 1. Т. 1. С. 24–90.

Сегалин, Г. В. (1926) Общая симптоматология эвро-активных (творческих) приступов // Клинический Архив Гениальности и Одарённости (Эвропатологии). Вып. 1. Т. 2. С. 3–79.

Чанышев, А. А. (1992) Человек и мир в философии Артура Шопенгауэра // Шопенгауэр. Собр. соч. В 5 т. Т. 1. М.: «Московский Клуб».

Эфроимсон, В. П. (1998) Гениальность и генетика. М.: ИИА «Русский мир».

Dietsch, H. (1961) Schopenhauers Krankheiten // «Med. Mon. Spiegel». Heft 8/9. C. 150–154.

Lange-Eichbaum, W., Kurth, W. (1967) Genie, Irrsinn und Ruhm. Genie-Mythus und Pathographie des Genies. 6. Aufl. München-Basel: Reinhardt.

Lombroso, C. (1902) Nuovi studii sul genio. Palermo: Sandrom.

Nisbet, J. F. (1891) The Insanity of Genius and the General Inequality of Human Faculty. London: Ward & Downey


[1] Липеманиак — меланхолик со склонностью к бредообразованию.