Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением (ТТС) без изучения с пациентами душевных расстройств и характеров

Уже с давних пор, как сообщают мне устно и почтой многие коллеги, как убеждаюсь и сам в своей работе, ТТС помогает не только более или менее сложным душой дефензивным пациентам без психотики. ТТС в своих элементарных воздействиях симптоматически помогает и разнообразным пациентам с застывшей или психотически напряжённой душой, душой, затуманенной, оскудевшей или хронически уставшей по разным причинам, помогает детям с умственной отсталостью и детям с нарушением психологического развития, некоторым больным с пресенильной или сенильной деменцией. Однако во всех этих случаях помощь ТТС тем выразительнее, чем отчётливее дефензивность: душевный неуют, хотя бы слабая тревожная подавленность по поводу своей несостоятельности. Это, к примеру, психотический больной на выходе из психоза, ещё затрудняющийся разделять, различать психотическое и реальное, психиатрический пациент, уже без психоза, но «загруженный» психотропными препаратами, предупреждающими новый психотический всплеск. Или это хронические психиатрические пациенты с выраженным дефектом. Это умственно сниженные больные с органическим поражением мозга сосудистого или атрофического происхождения, у которых ещё сохранена, пусть неотчётливая, но всё же тревожная критичность к своей душевной несостоятельности (как это, например, бывает, даже в течение долгих месяцев, особенно у хронических эндогенно-процессуальных депрессивных пациентов, заболевших к тому же пресенильной или сенильной деменцией). Наконец, это тяжёлые, ослабленные соматические пациенты (в том числе, раковые больные в последней стадии в хосписе или в паллиативном отделении больницы).

Понятно, все эти больные не способны к изучению вместе с врачом или медицинским психологом своей природы в виде своей психопатологической клинической картины, в виде своего природного характера в сравнении с другими характерами. Душевный контакт с таким пациентом порою еле теплится. И всё же возможно здесь во многих случаях, пусть недолгое, слабое, но заметное посветление души больного поиском себя, исходя из своей природы, поиском своего Я в простых психотерапевтических занятиях с психотерапевтом. Этот просветляющий, оживляющий индивидуальность элементарный поиск себя, исходя из особенностей своей природы, и есть глубинное существо ТТС. Даже без специального изучения своей природы: природы своего характера среди других характеров, клинической картины (дабы осознанно, по возможности, подробно следовать гиппократовской природной самозащите, обнаруживающей себя и в характере, и в клинике, как это происходит в полноценной, не элементарной, ТТС).

Как же осуществляется практически этот поиск?

Вот самый простой способ. На экране, в сравнении, слайды двух картин двух художников. Или это — репродукции картин в альбомах, вырезки из журналов, открытки. Самые известные, понятные, несложные по сюжету, реалистические картины (и лучше отечественных (родных) художников), поскольку застывшие, туманные, оскудевшие, уставшие, неразвитые, дефектные души (если только не присутствует в них генетически стойкий аутистический радикал, хоть и органически или психотически нарушенный) тянутся к первозданно земному, как и большинство маленьких детей. Это, например, как в Букваре: «Грачи прилетели» Саврасова, «Утро в сосновом лесу» Шишкина, «Берёзовая роща» Куинджи, «Московский дворик» Поленова, «Бурлаки на Волге» Репина, «Боярыня Морозова» Сурикова, «Аленушка» Васнецова, «Март», «Весна — большая вода» Левитана, «Девочка с персиками» Серова, «Белая зима» Грабаря, «Масленица» Кустодиева. Всякий раз при этом сравнении двух картин спрашиваем, какая картина больше по душе, о какой больше хочется поговорить, какую больше хочется повесить на стену дома или сейчас рядом с собой в больнице. А то и попросту — какая больше нравится. По возможности, это творческое общение с живописью в сравнении следует усложнять, предлагая сравнивать земные, реалистически-материалистические, картины с идеалистическими (аутистическими) картинами Боттичелли, Рериха, Нестерова, Крымова, Павла Кузнецова, Сарьяна и т. п. Далее, по мере усложнения, можно ввести в это сравнение картины религиозного содержания и творения, например, Рублёва, которые, по убеждению православного христианина, в сущности, уже и не являются искусством, а есть религия, как и само Евангелие. Вместо картин можем предложить сравнивать по созвучию (что ближе моей душе, что важнее для меня, что больше нравится, что более меня просветляет) фотографии людей или различных растений, животных, минералов на слайдах, в альбомах и т. д., сравнивать друг с другом живые цветы, камни, музыкальные произведения и т. д.

То, что мне созвучно, близко, как мы говорим, есть уже в какой-то мере я сам. То есть созвучие оживляет нашу индивидуальность, наше найденное Я светится вдохновением. И к Я-вдохновению ведёт нас поиск-сравнение. Оживление созвучием с созвучным душе творческим произведением или каким-то любимым домашним предметом, созвучными живыми цветами в букете (и даже при сравнении двух домашних цветков в горшках (сравнение и тут помогает выбрать более созвучное)) — это оживление, посветление души есть посильное творческое вдохновение, может быть, хотя бы проблеск вдохновения. А вдохновение есть, как мы говорим, светлая, содержательная встреча с собою, в которой соединены Любовь и Смысл. Одни люди чувствуют этот свет вдохновения как свой собственный свет в душе, собственную одухотворенность, другие — как божественное переживание, то, что ниспосылается свыше. Мы помогаем и здесь мироощущенчески каждому быть собою. Помогаем это важнейшее переживать по-своему.

Подробнее о подобном элементарно-симптоматическом применении ТТС — см. в давних моих кратких заметках, собранных в книге «Клиническая психотерапия» (Бурно, 2006): «Однократное целебно-творческое воздействие (1990)» (там же: 289–290); «Солнце, деревья и травы за окном психотерапевтической гостиной (1990)» (там же: 291–292); «О двадцатиминутной попытке помочь человеку целебно общаться с природой (1991)» (там же: 292); «К беседе о Природе (1997)» (там же: 303); «О повседневно-элементарной терапии творческим общением с природой (1997)» (там же: 304–305). Немало заметок и очерков на эту тему опубликовано и в нашем коллективном «Практическом руководстве по Терапии творческим самовыражением» (Практическое руководство…, 2003). Серьёзное внимание советую обратить на опубликованные в журнале «Психотерапия» статьи Юлии Валерьевны Поздняковой «О психотерапевтической работе с детьми в отделении реабилитации онкологического центра с применением элементов Терапии творческим самовыражением» (Позднякова, 2005) и Александра Борисовича Павловского «Целесообразность занятий Терапией творческим самовыражением с душевнобольными с дефектными состояниями» (Павловский, 2005).

Элементы ТТС такого рода (симптоматическое творческое просветление «тяжелой души»), в своём стихийном виде, присутствуют в жизни людей во все времена. Тяжело больной человек или умирающий просит побыть рядом с ним самых близких ему людей, просит поставить, положить рядом, так, чтобы ему было видно, что-то очень дорогое, созвучное ему (рисунок внука, любимую картину художника, любимую статуэтку, книгу, чашку, игрушку из детства и т. д.), просит включить магнитофон с любимой мелодией, «песню задушевную послушал бы». Так среди своего, рядом со своим, легче: легче переносить телесные и душевные боли, легче умирать, потому что, чувствуя себя более собою от созвучного себе, своего, меньше страдаешь, светлея душой.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бурно, М. Е. (2006) Клиническая психотерапия. Изд. 2-е, доп. и перераб. М.: Академический Проект; Деловая книга.

Павловский А. Б. (2005) Целесообразность занятий Терапией творческим самовыражением с душевнобольными с дефектными состояниями // Психотерапия. № 8. С. 36–37.

Позднякова, Ю. В. (2005) О психотерапевтической работе с детьми в отделении реабилитации онкологического центра с применением элементов Терапии творческим самовыражением // Психотерапия. № 8. С. 34–35.

Практическое руководство по Терапии творческим самовыражением (2003) / Под ред. М. Е. Бурно, Е. А. Добролюбовой. М.: Академический Проект, ОППЛ.


Доклад, сопровождаемый слайдами, на XI ежегодной конференции («Консторумские чтения») Общества клинических психотерапевтов Независимой психиатрической ассоциации России «Психотерапия — наука или искусство?» 23 декабря 2005 г. (Москва).