Естественно-научные исследования творческого процесса
Источник: http://characterology.ru/patographia/about/

О патографии

В этом разделе публикуем авторские материалы, посвященные психотерапевтической патографии — исследованию жизни и творчества великих людей через призму их характерологических особенностей (в самом широком смысле, включая и болезненные расстройства). Значительная часть материалов предоставлена известным российским специалистом в этой области Александром Владимировичем Шуваловым, врачом-психиатром, кандидатом медицинских наук, автором-составителем солидного издания "Безумные грани таланта: Энциклопедия патографий" (М.: ООО "Издательство АСТ": ООО "Издательство Астрель": ОАО "Люкс", 2004), ставшего сегодня библиографической редкостью. 

Среди авторов раздела и другие, в том числе, известные, специалисты — психиатры-психотерапевты, психологи, представители гуманитарных специальностей.

Патография, согласно представленному подходу, есть область клинической психотерапии, исследующая процесс лечения незаурядным творчеством, то есть изучающая лечебное творчество одаренных людей, творчество, сообразное душевным, духовным особенностям творца. Важно, что клинико-психотерапевтическая патография изучает не просто творчество душевнобольных и пограничных пациентов вообще, а именно творчество одаренных, известных людей, о которых остались воспоминания, их переписка и т. п., если они уже ушли из жизни.
Патография чаще всего рассматривается как анализ изображённых в художественной литературе психических расстройств, а также как влияние психических нарушений автора на творческий процесс и содержание творчества. Родоначальниками патографических исследований явились психиатры, к которым в последующем присоединились психоаналитики, психотерапевты и в последнее время — филологи.
В статье обосновывается, что патография — это и особая область клинической психотерапии, и один из методов исследования характерологической акмеологии, и инструмент акмеологического воздействия в соответствующем варианте клинической терапии духовной культурой. Патографическое исследование помогает изучить процесс лечения незаурядным творчеством, природные, психологические адаптационно-компенсационные ресурсы личности, определяющие закономерности ее акмического становления на различных этапах жизненного пути, а также побудить пациента (клиента) к целебному творческому поиску уникального места своей личности в жизни общества, смысла своего существования в мире.
Патографические изыскания в своём развитии испытывали периоды активности и спада. Если выделить время первого расцвета психиатрической патографии, то оно придётся на период с конца 1890-х до конца 1920-х годов. Именно этот отрезок времени, только ограниченный двадцатым веком и географическими рамками России, нас и будет интересовать.
Есть проблемы, которые всегда волновали человечество. Загадка гения, неразрешимая из-за своей неясности и противоречивости высказываемых мнений, — одна из них. Это такая «вечная проблема», относительно которой очень много сказано, и меньше всего понято. Проблема гения не является неким частным парадоксом, объяснение которого имело бы лишь академический смысл; она находится в самом средоточии культуры и науки, а возможно — и цивилизации.
Основываясь на данных справочного патографического материала, включающем более тысячи персоналий, можно предположить, что взаимоотношения между твор­ческим процессом и психическими аномалиями носят неустойчи­вый характер и не могут быть заключены в рамки определенной закономерности. Правильнее было бы придер­живаться индивидуального подхода, который только и может объяснить всю внешнюю противоречивость существующих фактов.
В истории литературы мы сталкиваемся с постоянным стремлением осмыслить значение болезни для духовной жизни человека. Часто обращают внимание на то, что существуют какие-то скрытые соотношения между болезнью и самыми глубокими человеческими возможностями, между мудростью и болезнью, творчеством и патологией. Рассказ Антона Павловича Чехова «Чёрный монах» можно рассмотреть как попытку автора выразить своё отношение к названной проблеме.
Так как у творца даже негативные влечения могут сублимироваться в художественные произведения, то интересно было бы задаться вопросом: играет ли какую-нибудь роль Танатос в механизме творческого процесса? Для получения ответа следует рассмотреть с этой точки зрения в первую очередь творчество тех лиц, которые привлекают к себе внимание своим самоубийством.
Практически ни у кого и никогда не возникало сомнений в том, что гениальная женщина — редкость, казуистический случай, для объяснения которого приводились всевозможные толкования. Этот феномен убедительно подтверждаеся и статистическими исследованиями. А история культуры недвусмысленно свидетельствует об абсолютном преобладании мужчин среди гениальных личностей, в связи с чем даже была выдвинута гипотеза о «маскулинном» характере нашей цивилизации.
Об алкоголизме и творчестве обычно говорят как о взаимоисключающих, антагонистических явлениях. Не подлежит сомнению в конечном итоге разрушительное действие алкоголя на психику любого человека, и тем более гениального, как обладающего наиболее тонкой психической организацией. Но существует диалектический закон единства и борьбы противоположностей, напоминающий нам о том, что всё обстоит значительно сложнее.