Ученые и философы

Нет ничего удивительного в том, что при анализе патографии Зигмунда Фрейда применимы его собственные теории психологической интерпретации творческого процесса. Биографы учёного прямо объясняют ими происхождение некоторых научных открытий: методику психоаналитической беседы, процесс сублимации (активизация творческой деятельности в период сексуального воздержания), невротический механизм творчества. И это естественно, т. к. указанные теории Фрейда были разработаны им в результате вдумчивого самоанализа и глубокого проникновения, в первую очередь, в истоки собственных мыслей и чувств. Эвтаназию Фрейда можно рассматривать как наиболее адекватный выход из создавшейся ситуации, «отказ от жизни», по классификации суицидологов.
Гениальные достижения и прозрения Циолковского нельзя объяснить полученным образованием и самообразованием. Возможно, что основоположник космонавтики — тот самый случай, когда, перефразируя известное выражение Сальвадора Дали, единственное, что отличает человека от сумасшедшего, это то, что он не сумасшедший. А в остальном мы имеем практически полный «джентльменский набор» психически больного, прожившего «всю жизнь в нищете, с клеймом чудака и безумца». В диагностическом плане у Циолковского больше данных за шизотипическое расстройство.
Общепринятым считается мнение, что Чаадаев был специально «высочайшим повелением» Николая I признан сумасшедшим за свои критические публикации. Не отрицая в принципе этого факта, хотелось бы обратить внимание читателя на следующие патографические сведения, анализ которых показывает: 1) наличие психопатологически отягощённой наследственности; в отношении деда Чаадаева также подозревали, что он только «притворяется сумасшедшим»; 2) странности в поведении самого Чаадаева, отмечаемые с юношеского возраста, которые, по-видимому, сочетались с сексуальной патологией; 3) стойкий и выраженный ипохондрический синдром, выходящий за границы невротического расстройства; 4) депрессивные приступы, сопровождающиеся суицидальными мыслями.
Разные авторы, мнения которых приведены в патографической справке, пишут о влиянии патологических особенностей личности Шопенгауэра на содержание его философии. Особую убедительность их утверждениям придаёт достаточная разработанность этого вопроса, связанная, видимо, как со своеобразием и популярностью его философских воззрений, так и с ярко выраженными психопатологическими чертами характера. В диагностическом плане можно предполагать как шизоидное расстройство личности, так и шизотипическое расстройство, при которых интеллект не страдает, но содержание мышления, разумеется, приобретает весьма своеобразные особенности.
Страницы 1 2 3